"Было больно": боец ВСУ рассказал правду о плене террористов

15,2 т.
обмен пленными

Украинские военные, удерживаемые боевиками в макеевской колонии, узнали о том, кто из них поедет на обмен 27 декабря 2017 года за два дня до события. Тех, кто попал в обменные списки, заставили написать расписки об "отстутствии претензий" к тюремщикам.

Видео дня

Об этом в интервью OBOZREVATEL рассказал побывавший в плену "ДНР" боец ВСУ Александр Олийнык.

"25 декабря, вечером, по камерам прошлись представители администрации колонии. У них уже на руках был список, кто едет на обмен. Они открывали камеру, мы называли свои фамилии, а они смотрели, есть ли такие в списке. Если есть - человеку давали три листочка. На них мы должны были написать, что не имеем к ним никаких претензий, что нас нормально содержали, кормили, оказывали при необходимости медицинскую помощь..." - поделился воспоминаниями военный.

По словам Олийныка, узнав, что после трех лет плена наконец поедет домой, он испытал не эйфорию, а боль.

"Было больно": боец ВСУ рассказал правду о плене террористов

"Удивительно, но ни эйфории не было. Вообще каких-то сильных эмоций не помню. Единственное - было неприятно. Я сидел в 11 камере, а в соседней, 12-ой, сидели Глондар, Пантюшенко и Юрбаш. (Сергей Глондар, старшина 3 Отдельного полка спецназначения, Павел Юрбаш, разведчик 10 отдельной горно-штурмовой бригады, Богдан Пантюшенко, командир танка 1 танковой бригады - Ред.). И когда я услышал лишь одну фамилию, Юрбаш - стало больно за ребят", - рассказал боец.

В то же время, он отметил: оставшиеся военные стойко приняли свою участь.

"Они вроде и держались, но... Я же сам пережил не один обмен. Знаю, что у них на душе было. Знаю, что они радовались за нас, как мы в свое время радовались за других ребят - но на душе все равно тяжело", - сказал Олийнык.

По словам бойца, те, кто ехали домой, не смогли даже толком попрощаться с теми, кто оставался в плену.

"Прощания как такового не было. Хотя с соседями, с Глондарем и с Пантюшенко, о которых мы точно знали, что они остаются, мы перед отъездом увиделись. Нам разрешили утром занести им в камеру какие-то вещи, продукты - то, что нам уже не нужно, а им могло понадобиться. А когда нас уже выводили... Они так по левую сторону сидели. И через ветровую щель можно было вылезти на решетку - так мы их увидели. И смогли хотя бы так попрощаться. Но мы не говорили "прощайте" - только "до встречи!" – вспоминает Олийнык.

Он рассказал, что перед обменом украинским военным пришлось провести несколько часов в холодных автозаках. У многих даже возникли сомнения, что обмен состоится.

"Мысли были об одном: поменяют ли?... Все больше ребят теряли веру. Начались разговоры, что вот сейчас стемнеет и нас просто отвезут назад. И на этом все. Но лично я был уверен, что нас в этот день точно обменяют. Так и получилось", - отметил Олийнык.

"Нас уже выстроили у автозаков, когда к нам подошли журналисты. Преимущественно российские. Провоцировали. Спрашивали что-то типа: пойдешь снова воевать? А как это было? А что было? А откуда ты и зачем сюда приехал? Доброволец ты или мобилизован?.. Такие вопросы. А дальше мы увидели наши автобусы, на которых привезли задержанных террористов. Началось зачитывание списков... Тогда пришло осознание, что мы - почти дома", - добавил он.

Как сообщал OBOZREVATEL, недавно стало известно, что боевики "ДНР" заявили о готовности внести в списки на обмен Владимира Рубана.