"Воспитывали как на зоне": бабушка умершего в Черкассах 7-летнего Андрюши раскрыла страшные подробности

4 минуты
896,6 т.
Андрей Лясов Черкассы

Несмотря на отчаянные усилия врачей Черкасской областной детской больницы, спасти жизнь семилетнему Андрею не удалось. Ребенок, поступивший в реанимацию уже в состоянии комы и с тяжелыми травмами, так и не пришел в себя – вечером 5 сентября он скончался. Родителям его отчима – Виктории и Юрию Лясовым – предъявлены подозрения в оставлении ребенка в опасности, сейчас они находятся за решеткой.

OBOZREVATEL удалось поговорить с родной бабушкой Андрюши, которая рассказала, в каких условиях он рос и что происходило на протяжении нескольких лет.

Подробнее читайте в нашем материале.

Отец отказался, отчим "муштровал"

67-летняя Анна Дмитриевна последний раз видела внука четыре месяца назад. До этого она прожила в семье дочери Анастасии – мамы Андрюши – около трех лет.

"Я жила с дочкой, ее мужем и Андрюшей в четырехкомнатной квартире в Черкассах. Помогала ухаживать за бабушкой Насти – матерью моего мужа. Она была лежачей", – рассказала женщина.

Видео дня

После смерти ее свекрови квартира, якобы по согласию других внуков, досталась Анастасии. Ее первенец – Андрей – ребенок от первого брака. По словам родной бабушки, биологический отец не принимал участия в его жизни и якобы вообще отказался от сына. "Он сказал моей дочке: делай что хочешь. Работал в сфере торговли. Пил, буянил…" – объяснила женщина.

Спустя время Анастасия вышла замуж за Станислава, они вместе растили Андрюшу, а затем родился и общий ребенок – дочка.

Анна Дмитриевна говорит, что не в курсе, как ее дочь и зять зарабатывают на жизнь. "Настя недолго работала в супермаркете на кондитерке (она повар). Станислав когда-то был риелтором. Но уже давно они с моей дочкой сидят дома. Мне они не особо рассказывали – я так поняла, что какая-то работа по телефону", – добавила бабушка.

Анастасия и Станислав.

Андрюша, по словам бабушки, какое-то время ходил в детский сад, однако примерно в 4,5 года его оттуда забрали: "В садик просто перестали водить, сказали, что сами будут воспитывать".

На вопрос: "Как отчим относился к мальчику?", бабушка вздыхает. Говорит: "На первый взгляд – красиво". Но потом поясняет: "Они его штудировали, можно так сказать. Заставляли читать и писать, считать. Чуть что не так, сразу наказывали… "Ага, не сделал?" Знаете, как на зоне, но это мои предположения. Из комнаты только и доносились "ой" и "ай". Видела, как ребенка заставили приседать", – расстроенно рассказывает женщина.

"Андрюша боялся"

Потом у мальчика стали появляться синяки. Малейшие попытки вмешаться, говорит женщина, мать ребенка и отчим сразу же пресекали: "Когда внука стали учить грамоте, с этого времени все и началось… Это не Настя, это ее муж. Когда маленькая (внучка) стала топать, я ее за ручки стала водить. Как-то услышала шум из Андрюшиной комнаты, как будто кого-то бьют. Я туда, а они (дочка с зятем. – Ред.) мне: "Не лезь".

Бабушка рассказала и о другом случае: "Как-то возвращаюсь с работы, а у внука шишка на голове. Дочка с зятем ответили, что Андрюша… головой об стенку бился. Я была в шоке. Я внука тогда спросила: "Андрюша, как это ты?" А он: "Да никак" и улыбается неестественно. Он вообще никогда ничего не рассказывал…Он их боялся. ЕГО (Станислава) боялся".

По словам Анны Дмитриевны, в больницу тогда никто не обращался. Впоследствии, утверждает бабушка, то и дело у ребенка появлялись синяки. "Когда появились под глазами, Андрюша сказал, что ударился об двери. И так несколько раз. Потом смотрю, очки надевает… На мои вопросы Настя и зять повторяли одно и то же: "Не лезь". Игнорировали. А потом стали просто закрывать дверь в свою комнату, когда я возвращалась в квартиру", – утверждает родная бабушка мальчика.

"Быстрее работай!"

Обязанностью ребенка было, по словам Анны Дмитриевны, убирать в квартире за собаками: "Сначала одну принесли в квартиру, потом вторую. Я видела, как утром, перед тем, как пойти в школу, Андрюша убирал в квартире за собаками – там, где они напачкали".

Родители Станислава, рассказывает Анна Дмитриевна, периодически приходили в квартиру, где живет их сын: "Как-то я пришла с работы, а Андрюшка над ведром склонился, тряпочку выкручивает, моет пол в коридоре. Я ему: "Привет", он поднялся, чтобы поздороваться, а в этот момент та бабушка (Виктория Лясова. – Ред.) пальцем ему на голову давит и говорит: "Давай-давай, быстрее работай!". А я себе думаю: ну разве так можно, она же педагог. Во всяком случае, она мне так говорила".

Дом старших Лясовых, откуда мальчика забрали в больницу

В школе, рассказывает Анна Дмитриевна, она у внука не была: "Меня не пускали туда".

Когда весной 2021 у Анастасии возникли проблемы со здоровьем и она лежала в больнице в Черкассах, ее муж Станислав якобы установил в квартире видеокамеры. "Одну поставил на кухне, другую – в моей комнате. Наверное, чтобы увидеть, где именно я надеваю сапоги. Это вообще… Я когда шла на работу, то одевалась и обувалась в своей комнате. Но сапоги предварительно мыла, чтобы чисто было", – рассказывает женщина.

Четыре месяца неведения

За четыре месяца, которые бабушка Андрея живет отдельно, она ни разу не поговорила с внуком: "Они запретили внуку со мной разговаривать. Потому что вроде как "учу против родителей", хотя это, конечно, не так".

По ее словам, когда они еще жили вместе, Андрюша сам ей сказал, что если будет разговаривать с ней, его накажут.

Анна Дмитриевна ранее работала в типографии, стояла в очереди на квартиру, но так ее и не получила. После того, как уехала от дочки, снимает жилье недалеко от Черкасс. Подрабатывает, занимаясь уборкой – на одну пенсию прожить невозможно. Стала прихожанкой церкви, в вере нашла отдушину. Найдет ли спокойствие? Говорит, что не знала, как помочь внуку – не знала, к кому обратиться. Зять, по ее словам, легко мог "перевернуть слова в свою пользу".

Местные жители несут цветы и игрушки к дому подозреваемых, откуда в больницу забрали ребенка

Что на самом деле произошло с Андрюшей, бабушка боится даже представить. Только плачет и готовится к похоронам.

OBOZREVATEL будет внимательно следить за развитием событий и расследованием страшного преступления.