УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Кот-д'Ивуар: ложка нефти в банке какао

Кот-д'Ивуар: ложка нефти в банке какао

Мы, украинцы, неизлечимые хуторяне. Хуторянство даже не в нежелании знать что-либо из того, что не касается нашей хаты. Оно в упорном нежелании понять, что нашей хаты касается абсолютно все в этом мире, от мигрени норвежской королевы до активизации маоистских повстанцев в джунглях Западной Бенгалии. В эпоху глобализации все меньше остается места для частных, внутренних дел отдельных стран - любое мало-мальски значимое событие сразу становится достоянием и объектом интереса всего мира. Интереса не праздного, а экономического и политического. Кто этого не понимает - остается не при делах.

До недавнего времени Кот-д'Ивуар был для Украины лишь экзотическим словом на карте Африки. Теперь это страна, куда в скором времени отправится украинский воинский контингент в рамках миротворческой миссии ООН. На вопрос, зачем украинцам Кот-д'Ивуар, ответы бывают разные, но все они так или иначе сводятся к одному: Янукович “прогнулся” перед Западом, чтобы его не слишком ругали за сворачивание демократии. Ответ блестящий как в верном понимании мотивов президента, так и в типично хуторянском нежелании понять, что прогибы Януковича - не единственное мерило ивуарийского конфликта.

Когда в ироническом обзоре политических событий прошлой недели мы предположили, что украинские миротворцы едут в Кот-д'Ивуар завоевывать дешевое какао для нашей шоколадной отрасли, это, конечно, было шуткой, но отнюдь не выдумкой - просто в реальности все чуть сложнее.

К сожалению, даже экспертное сообщество в Украине не слишком углубляется эту проблему. Вот что говорит эксперт центра Разумкова Николай Сунгуровский:

“У Украины там нет национальных экономических интересов, поэтому не стоит присутствие наших миротворцев в Кот-д'Ивуар рассматривать как шоколадную войну. Пока участие Украины в миротворческих миссиях не очень способствовало лоббированию интересов Украины в этих местах. С другой стороны , любая заварушка в подобных странах ведет к экономическим рискам. Миротворцы помогают стабилизировать ситуацию в этой стране, а это влечет за собой улучшение экономического состояния страны и способствует внешнеэкономическим отношениям.

Не исключено, что ООН организовала миссию в страну и из экономических соображений, в частности из-за какао. Сказать что Украина что-то выиграет… Она выиграет столько же, сколько выиграют другие страны-участницы ВТО. При коллективных операциях как правило, национальные интересы становятся на ранг ниже, на первый план выходят интересы коллективные”.

Бывший руководитель Центра Разумкова, бывший министр обороны Анатолий Гриценко и вовсе не вдается в причины ивуарийского конфликта - лишь ругает президента, отправившего украинских парней на чужую войну.

Из новостей мы знаем, что сейчас Кот-д'Ивуар имеет двух президентов, которые не могут поделить результаты выборов. Причем победителем избирательной гонки, как правило, называют оппозиционного кандидата Алассана Уаттару. Его соперник Лоран Гбагбо правил страной более 10 лет и теперь не хочет отдавать власть. Он опирается на военных и с помощью прибылей от продажи какао намерен усидеть в президентском кресле. Поэтому Уаттара запретил экспорт какао, чтобы лишить узурпатора Гбагбо финансовой подпитки. Противостояние грозит вылиться в кровавую гражданскую войну, и поэтому ООН направляет в Кот-д'Ивуар миротворческий контингент - чтобы обеспечить мир, стабильность и бескровный переход власти от Гбагбо у Уаттаре.

Вот что мы знаем из новостей. Однако если это и правда, то далеко не вся.

Пройдемся по пунктам. Во-первых, Уаттара не просто оппозиционный кандидат - он в прошлом топ-менеджер Международного Валютного Фонда, а в начале 90-х успел побывать премьер-министром Кот-д'Ивуара. Неудивительно, что ставленника международных финансовых институтов мировое сообщество объявляет победителем на выборах - примерно так же в 2004 г. президентом сделали Ющенко.

“Запрет на экспорт какао” тоже не так прост, как кажется. В истории немало примеров, когда какого-нибудь туземного президента или короля какая-нибудь “Юнайтед Фрут Компани” свергала в считанные месяцы просто потому что тот пробовал ввести пошлину на экспорт бананов. Здесь же ситуация прямо противоположная. Уаттара не просто поднимает цену какао, а полностью блокирует его экспорт. Но Уаттару не топят в выгребной яме и не скармливают львам, а старательно возводят на трон. Вывод: после свержения Гбагбо Уаттара гарантированно компенсирует мировым радетелям за африканскую демократию все расходы.

Сам Гбагбо, по словам российских экспертов Саида Гафурова и Дарьи Митиной, - ставленник французских социалистов - пришел к власти в результате народного восстания против диктатуры военных. Те вынуждены были согласиться на выборы, победителем которых и стал Гбагбо. Большая часть его правления сопровождалась гражданской войной, которая разделила страну пополам - север находился в руках повстанцев, которых поддерживали Буркина-Фасо и Либерия, а юг - в руках сторонников Гбагбо, которого поддерживала Франция.

Теперь бывшая метрополия решила сменить управляющего бывшей колонии. Впрочем, почему “бывшей”? В отличие от ряда африканских стран, которые после свержения колониализма решительно разрушили колониальную структуру хозяйства и начали строить независимую экономику, Кот-д'Ивуар остался таким, каким был в 1960 г. - большой плантацией какао и кофе. Не большой - огромной, в 2010 г. доля Кот-д'Ивуара в мировых поставках какао достигала 40%. И по кофе он тоже в числе лидеров.

Однако в одном Кот-д'Ивуар таки изменился. На его шельфе нашли нефть и газ. А это коренным образом меняет стоимость страны на мировом рынке. Шустрые россияне и китайцы подсуетились - и получили свою весьма неплохую долю в разработке ивуарийского шельфа. Собственно, именно после этого у Гбагбо начались фатальные неприятности.

Делиться нефтью с Россией и Китаем Запад не намерен. Для того, чтобы повлиять на внешнюю экономическую политику Кот-д'Ивуара, рычагов достаточно. Их хватит и для того, чтобы сковырнуть Гбагбо с насиженного президентского кресла и усадить туда Уаттару, который будет распоряжаться ивуарийским шельфом так, как скажут его старые друзья по МВФ. Со времен гражданской войны север и юг Кот-д'Ивуара разделяют французские войска численностью в 13 тыс. человек. ООН уже приняла решение увеличить на две тысячи человек свой десятитысячный контингент в Кот-д'Ивуар. В рамках этого пополнения и поедут в Африку украинские миротворцы. По словам Гафурова и Митиной, у “голубых касок” пока нет мандата на применение оружия, но эта ситуация может измениться. В дело могут вмешаться и африканские вооруженные силы.

Пока же напряжение в Кот-д'Ивуар нарастает. Число убитых измеряется сотнями, беженцев - десятками тысяч. Но кого волнуют толпы “черномазых”, которые и так мрут пачками в своей Африке? Конечно, ООН в своих текстах говорит именно о них, бедных африканских беженцах и жертвах гражданских войн, которых призваны спасти герои в голубых касках. Также ООН недвусмысленно указывает на виновника всех бед многомиллионного ивуарийского народа. Это, разумеется, не колониальная эксплуатация страны Францией и США, не смена вождей для сохранения контроля над ивуарийскими ресурсами, а один-единственный упрямый Гбагбо, который не хочет отдавать власть демократически избранному Уатарре.

Так что украинские военные едут спасать чернокожих братьев. Ну и заодно помочь Западу установить контроль над нефтеносным шельфом - но это мелочи, на которые не стоит обращать внимания. В конце концов, солдату всегда приятнее думать, что он идет убивать и умирать ради высокой цели - спасения жизней, например, или хотя бы ради того, чтобы дома не дорожал шоколад - а не ради чужих прибылей от не менее чужой нефти.