Азовское море под очень большой угрозой. Россияне подходят вплотную - военный

Азовское море под очень большой угрозой. Россияне подходят вплотную - военный

Иловайский котел - одно из самых трагических событий за весь период военных действий на Донбассе.

Бои за Иловайск начались накануне Дня Независимости в 2014 году. Две с половиной недели добровольческие батальоны пытались взять контроль над городом, но все планы рухнули, когда в Украину зашли кадровые российские военные, замкнув бойцов в кольцо.

В ночь на 29 августа президент РФ Владимир Путин призвал создать для украинских военных "зеленый коридор", но россияне не сдержали обещания, колонны были расстреляны при выходе. По официальным данным, тогда погибли 366 украинских военнослужащих, еще 429 бойцов получили ранения. Кроме того, 300 военнослужащих попали в плен. По неофициальным данным, эти цифры намного больше.

Видео дня

Боец батальона "Донбасс" Александр Печников рассказал OBOZREVATEL о времени, проведенном в плену, освобождении и виновных в трагедии. Первую часть интервью читайте тут.

- Когда вы попали в плен, где вас держали?

- Нас посадили в поле в Красносельском, вокруг нас сделали кольцо автоматчиков и просто держали в открытом поле, чтобы не было возможности куда-то уйти.

Александр Печников

Я уже был ранен, но знаю, что ребята связывались с руководством, с кем-то из Генштаба, и нам сказали: "Ребята, продержитесь пару часов, мы вас вытянем, подмога едет".

Мы продержались около полутора суток и у нас элементарно закончились те же патроны. Ребята смогли подбить несколько танков, БМП подбили, взяли в плен российских десантников, танкистов, среди них были раненые. Наши медики оказывали им помощь. Держались, мы там до вечера 30 числа.

- И вы решили выходить?

- А у нас не было выбора, просто уже в открытую приезжали россияне, они понимали, что нам воевать то нечем. Говорят: "Ребята, либо вы выходите, либо вас расстреляют". – В подтверждение этого был сделан залп из минометов. Говорят: "Смотрите, сейчас будем стрелять по вам". – Просто указали место. Туда же пришел залп.

Азов под большой угрозой. Россияне подходят вплотную - военный

Мы решили, что от нас живых будет больше пользы. Они нам сказали, что нас отвезут в Донецк, Ростовской области и оттуда нас поменяют. По крайней мере, нас так уверяли россияне, потому что на тот момент ополченцев там не было ни одного человека. Они появились там первого числа.

Меня уже с ними тогда не было – это мне друзья рассказывали, россияне передали батальон в их руки. Они в принципе вывезли всех, но сказали, что остается только батальон "Донбасс", всех остальных выпускают, там было отдельное указание какое-то.

- То есть ВСУ отпустили?

- Да, их и меня вместе с ними, вывезли и 31-го августа передали Красному Кресту. 1 сентября я уже был в Курахово у докторов.

- О чем общались с россиянами, какое было отношение?

- Я был просто в плохом состоянии, оказывать помощь мне было нечем. Никто меня не трогал, не били, ничего вообще, даже не забирали ничего.

Разговоры были разные: "Что ж вы делаете, деды воевали", - ну и такое разное. Мы же им говорили: "Подождите, деды воевали – это хорошо, но они же воевали с захватчиками, посягнувшими на нашу землю, и то же самое вы сейчас делаете – вы сидите на танках и находитесь на территории другой страны, а нас называете фашистами?".

Это мы им вставляли в голову, и было видно, что до многих это доходило. Там молодые пацаны-контрактники, даже моложе меня.

- Они рассказывали, как сюда попали?

- Нет, они ничего не рассказывали, они были без опознавательных знаков. Старший у них был "Лиса", я так подозреваю, что это майор десантников, потому что его случайно один боец назвал "товарищ майор", на что сразу получил в ухо. Но они не скрывали, что россияне и приехали помогать русскоязычному населению отбиваться от "бандеровцев".

- И это была их позиция?

- Это была их позиция. И когда разговор дошел до того, что мы в американской одежде, а мы им поясняем, что: "Ребята, так это все куплено волонтерами", - они долго не могли это все в кучу свести.

Когда они услышали, что у меня в месяц оклад, боюсь обмануть, или 860 или 960 грн, они просто в это не поверили, сказали, что этого не может быть.

Им мозги нормально промыли, они ехали воевать с уверенностью, что будут воевать со злыми "бандеровцами"…

Расстрелянная колонна техники

- Как и все практически.

- Фанатов войны я среди них не увидел, скажу вам сразу, и когда они увидели, что произошло и сколько вокруг трупов, разорванных ребят, в том числе и у них – они огромные потери понесли, и какого-то рвения я там не увидел. Какое-то даже сожаление, растерянность, боязнь, они же те же люди.

- От вас как-то звучала фраза, что вас там ждали два дня?

- Об этом нам говорили лично россияне: "Если бы вы сегодня не появились, мы бы отсюда уехали".

- То есть если бы вы не пошли на зеленый коридор…

- Если бы мы не пошли в этот день, их бы убирали. Я так понимаю, что светиться им нельзя было, понимаете? Регулярная армия все-таки.

Местные жители, дедушка нам там водичку носил, и он нам говорил: "Пацаны, вас здесь ждали два дня, конкретно на этих позициях". А от местных же нельзя спрятать такое количество войск, включая танки.

- То есть на день позже, и вы бы вышли без потерь?

- Да, либо на два дня раньше.

- Но именно в этот день. Как вы думаете, командование об этом знало?

- Знало, уверен, что знало, ну невозможно такое количество войск, да еще и с такой тяжелой техникой, спрятать.

- Так почему, по вашему мнению, вас повели?

- Смотрите, если вы промониторите историю других стран, вы поймете что добровольцы, исполнив свое дело, перестают быть нужны государству, потому что они имеют свою позицию, и на любой выпад власти они будут реагировать. В принципе, добровольцев уничтожали всегда по максимуму, и Украина пошла тем же путем.

- То есть целенаправленно Генштаб вел вас на гибель?

- Ну, Генштаб это может быть слишком громко, а вот люди из Генштаба, выходцы из СССР, которые, я уверен, с ФСБ имеют неплохие отношения – нам просто не дали шанса. Если бы это в бою случилось – это одно, а когда вам говорят, что вы выходите, а вас расстреливают …

Азов под большой угрозой. Россияне подходят вплотную - военный

Хотя россияне точно так же делали в Грузии и в Чечне, то же самое обещание "зеленого коридора", и на открытой местности просто расстреливали. Как бы ничего нового.

- Александр, а как вы узнали, что вас будут передавать, вас просто отвезли или до этого предупреждали?

- У меня есть наколка "за ВДВ", я в 1993 году служил срочную службу в Крыму, и эту наколку увидел командир и поинтересовался, где я служил и как я служил. У меня сложилось такое впечатление, что у нас даже есть общие знакомые с ним. Он много знает про мою часть, у нас даже получилась какая-то беседа по поводу моей части, и он мне сказал: "Чувак, я тебя вывезу".

- То есть наколка спасла вас?

- Она стала частью разговора, а вообще там была целая дискуссия. Когда они начали с нами общаться, мы им немножко начали ломать стереотипы, которые им вкладывали в головы.

"Смотрите, я же разговариваю с вами на русском языке, так кто от кого приехал защищать?"- говорил я им. Вспомнили и бывшего президента Виктора Януковича, и что "ДНР" начал зарождаться еще в 2004 году – первые кадры сепаратизма.

Как-то сложилась беседа, может потому что военные люди. С "ополченцами" такие беседы вряд ли складывались, а россияне все-таки понимали, что они чужие и не самую правильную работу делают, может это повлияло.

И он мне сказал: "Я тебя выведу", – и он вывел меня. Попросил снять с себя нашивки, сказал, что говорить, если будут вопросы на блокпостах, кстати, их было шесть, и на них в основном стояли чеченцы.

И хотя мы и шли колонной, но они все равно останавливали, заглядывали: "Кто такие, откуда?". И он мне говорит: "Смотри, не вздумай что-нибудь сказать, потому что ты отсюда не уедешь – по Донбассу отдельное распоряжение".

- То есть вывозили только вас, а остальные остались?

- Раненых они отпустили всех, у них осталось 120 человек.

- Их позже вывели?

- Я потом со своими ребятами разговаривал, через пару часов приехали "ополченцы" и забрали их в подвал СБУ, а там уже кому как повезло: кто вышел через пару недель, кто через четыре месяца, кто через шесть, а некоторые через год. Кто местный из Донецка, тем отдельное внимание, тех дольше держали. У кого наколки патриотические, тем тоже отдельное внимание…

Похороны погибших под Иловайском

- А после Иловайска вы ушли на дембель или продолжали воевать?

- Нет у меня год больниц, я на сегодняшний день инвалид войны 2 группы, так что в принципе в моих услугах страна не нуждается. Были попытки куда-то устроиться, мне даже обещали, что помогут в Нацгвардию попасть, но, к сожалению, все осталось на одних обещаниях.

- Какую-то помощь от государства вы ощущали, когда вернулись в Украину?

- Я даже не знаю, лечили волонтеры меня, сначала в Павлограде. У меня беда с суставом, была высокая температура, две операции сделали через день и потом меня волонтеры забрали в Киев, в областную больницу, даже не в госпиталь. Мы были никто, даже не оформленные.

- Александр, сопоставляя все факты и сведения на данный момент, вы можете сказать, чья это была вина, можно ли было этого избежать и как вы смотрите на расследование, которое провела военная прокуратура?

- Результатов расследования мы абсолютно не видим, никто не наказан.

- Обвинили в основном только высших командующих военными силами РФ.

- Нет, если бы еще и их не обвинили, было бы вообще "хорошо".

Россиян я вообще не беру в расчет, они виновны, потому что с их подачи началась война. А вот бестолковость и предательство отдельных людей в Генштабе привели к этой трагедии. В Дебальцево это опять повторилось.

Нас нужно было поддержать как-то, у нас не было ни паники, ничего, мы себя нормально чувствовали. Нас нужно было вывезти, когда все уже было действительно обговорено, даже если попали в окружение.

Разрушенный частный дом в Иловайске

В войне всегда очень много политики, а это мешает, потому что летом 2014 года мы должны были действительно все закончить, но в один момент нас остановили и сказали: "Фу, никто и никуда не идет", - а дел оставалось ненадолго.

Может нас целенаправленно убрали в Иловайск, чтобы сделать котел, я этого тоже не могу исключать, потому что мы действительно вели очень активное движение, очень. Город за городом, село за селом и я думал, что уже 1 сентября я буду у своих детей на первом звонке, я был в этом уверен.

- Говорят, что это все бы закончилось, если бы не зашла российская армия.

- Мы же ее достойно не встретили, опять же, есть и оружие, есть и методы, просто закрыли глаза – сейчас они зайдут и уйдут.

Подбитая техника в Иловайске

- Как вы считаете, после расследования трагедии будут наказаны те, кто допустил ошибку с украинской стороны?

- Я думаю, что при этой власти не найдут никаких заказчиков. Может, подставные будут, а настоящих, я сомневаюсь, и не будет нормального расследования по Иловайску. Это лично мое мнение, потому что если они начнут серьёзное расследование, они выйдут сами на себя.

Это очень печально, честно. Очень много достойных людей погибло, и погибли они за то, чтобы изменилась страна, не за деньги, мы ж не заробитчане, мы не ехали туда за большой зарплатой, мы же ехали туда неоформленные. Хочется довести до ума здесь, попробовать поменять страну, и тогда изменится все, включая эти расследования.

Не думаю, что 4 года можно было потратить на бумажную писанину, а потом общими фразами довести и сказать, что виновата Россия. Вообще браво, аплодирую стоя, без этого расследования мы бы не поняли, что россияне виноваты.

- Как вы считаете, сколько еще продлится война?

- Очень тяжелый вопрос, честно. Я считаю, что нет политической воли. Во-первых, очень много времени потеряно, правда, мне сложно оценивать, потому что я не нахожусь там. Понятно, у меня очень много контактов, я общаюсь с ребятами, но вот эта война, позиционная, она ни к чему хорошему не приведет. Она выматывает людей, и никакой мотивации, кроме денег, у большинства нет.

Они сидят в окопах, по ним стреляют, они стреляют, и это может растянуться надолго, хотя при патриотическом управлении страной, думаю, можно решить гораздо быстрее. В 2014 году это можно было закончить до осени, а теперь…

Я живу в Бердянске, и чтобы вы понимали, российские катера в некоторых местах подходят до 300 м и разговаривают с нашими рыбаками – это мне знакомые рыбаки рассказывали. Вы понимаете, что на катере они подходят на расстояние 300-350 м от берега – это не в районе города, это за городом, так что судьба Азовского моря под очень большой угрозой.

- Да, об этом давно говорится и что может пойти новый виток.

- Я думаю, что новый виток будет. Мое мнение, что осенью будет, в принципе, они готовы к наступлению полномасштабному. Будет оно, не будет, там опять идут торги – люди торгуются и о чем-то договариваются.