Десять дней не позволяли увидеть тело и придумывали версии: невеста погибшего в Польше украинца рассказала о поведении полиции

8 минут
568,4 т.
Десять дней не позволяли увидеть тело и придумывали версии: невеста погибшего в Польше украинца рассказала о поведении полиции

В Польше в Вроцлаве 30 июля в центре помощи пьяным (вытрезвителе) умер 25-летний украинский рабочий Дмитрий Никифоренко с Винницкой области.

Сначала польская полиция заявила, что парень был агрессивен. Водитель автобуса, в котором Дмитрий возвращался после дружеского пикника, якобы обратил внимание, что украинец ведет себя неадекватно, бился головой об окно. Он вызвал врачей и полицию. Врачи определили, что он пьян, а полиция его забрала в центр помощи пьяным.

А в вытрезвителе, куда его доставили, якобы Дмитрий набросился на полицейских, кого-то укусил за палец, и поэтому его пришлось пристегнуть ремнями. После этого он посинел и умер.

Видео дня

Однако правда о смерти Дмитрия Никифоренко оказалась совсем иной. Один из журналистов-расследователей Польши сумел увидеть видео с камер наблюдения этого вытрезвителя. То, как прожил последние полчаса своей жизни Дмитрий, что с ним делали полицейские, шокировало журналиста.

Он рассказал всей Польше, что на самом деле происходило в этом центре, и что целый месяц скрывали правоохранители.

OBOZREVATEL удалось связаться с невестой Дмитрия Сузанной Водоливовой. Молодые люди вместе работали в Польше, полюбили друг друга и планировали осенью пожениться. Именно она первой подняла тревогу, когда Дмитрий пропал со связи. Она рассказала подробности смерти парня.

– Сузанна, что вам известно о том дне, 30 июля, когда все это произошло?

– Тогда я первой бросилась его искать. Я была в Украине, но у нас с Димой очень близкий контакт, буквально 24/7. Мы могли созваниваться в любое время суток. И в ту пятницу, 30 июля, он позвонил примерно в 17 часов после работы, сказал, что сейчас помоется, выйдет с работы и перезвонит. Потом он сообщил, что у них с ребятами тут будет барбекю, его пригласили. Сказал, что посидит с ними немного. Я попросила его потом перезвонить мне.

Сузанна и Дмитрий

Прошел час-два, звонка не было. Я стала его сама набирать, но он не отвечал. Такого никогда не было, он всегда отвечал на мои звонки. Я сразу поняла, что что-то случилось. Я набирала его, слала смс. И только в 21:26 он взял трубку. На видео, где врачи скорой помощи ведут его из автобуса на остановку, видно, что у него засветился телефон, видимо, это звонила я.

Он успел сказать: "Я на остановке". Но вокруг все шумело, было слышно много людей, связь оборвалась.

– Потом вам удалось хотя бы раз с ним связаться?

– Нет, это были его последние слова. Я звонила весь вечер и всю ночь, гудки шли, но он не отвечал.В субботу я уже попросила нашего знакомого в Польше сходить на квартиру, которую мы там арендовали, посмотреть, дома ли Дима. Он сходил, но дома никого не было, и звонков мобильного телефона за дверью не было слышно. Мы попросили хозяина квартиры прийти и открыть дверь, чтобы посмотреть что там. Внутри тоже никого не было.

Тогда я связалась с его родственницей в Польше, пояснила ей, что с Димой что-то случилось, и нужно написать заявление в полицию. Она пошла туда, у нее еще не хотели принимать заявление, но в конце концов приняли.

Сузанна написала стих, посвященный Диме, и записала его на видео

Уже ночью в субботу я вспомнила еще об одних друзьях в Польше. Попросила их сходить и посмотреть не горит ли свет в квартире. Я еще лелеяла надежду, что он где-то потерял телефон, ушел искать, поэтому хозяин квартиры с ним и разминулся. Но они перезвонили и сказали, что света нет, а звонков неслышно.

Работодатель Димы мне сказала, что он посидел с ребятами, а потом с одним из них на автобусе поехал домой. Тот вышел раньше, а Дима остался, ему ехать дальше.

И уже в воскресенье позвонила родственница Димы и сказала: "У меня для тебя плохие новости. Дима не живой". Я была в шоке, стала выяснять, что произошло. Она сказала, что в полиции сказали, что у него остановилось сердце.

Сузанна и Дима собирались сыграть свадьбу

– Как полицейские объясняли эту ситуацию?

– Тогда они придумали версию, что Дима ехал в автобусе, заснул. А когда проснулся начал биться головой об окно, вел себя агрессивно. Водитель вызвал скорую и полицию, и его забрали. Но судя по видео с камер на остановке, Дима спокойно вышел из автобуса. Водитель вызвал только скорую помощь, а не полицию. Потому что забеспокоился: человек то ли спит, то ли ему стало плохо. На видео врачи ведут Диму, один держит его под руку, второй несет его рюкзак. Они осмотрели его, услышали запах алкоголя и тогда медики вызвали полицию.

– Почему скорая вызвала полицию? У них что там принято: если человек пьян, то нужно вызывать правоохранителей?

– Я не знаю зачем. Он бы сам пошел домой и все было бы с ним хорошо. Как уже рассказывали и писали польские журналисты, у приехавших полицейских почему-то через восемь секунд отключились нагрудные камеры. Они только сказали: "Сейчас будем задерживать", и камеры выключились. Хотя на протяжении дня камеры у них работали, а вот на Диме отключились.

Дмитрий мечтал с семьей переехать жить в Польшу

Что все это время они делали с Димой, знают только они. Задержание произошло примерно в 21:30, а в вытрезвитель они приехали в 22:19. Некоторое время Дима оставался в машине. Мне даже кажется, что Дима был без сознания, они его приводили в чувство.

В сам вытрезвитель его ввели как преступника, руки за головой, в наручниках. А полицейский постоянно кричал, чтобы он не поднимал голову. Дима плакал, просил, чтобы его отпустили. Он, наверное, даже не понимал, что с ним происходит, и за что?

Дима употреблял алкоголь крайне редко. Я бы даже сказала, что его организм не воспринимал алкоголь, ему становилось плохо, его рвало. И в тот вечер ребята говорили, что Диму тошнило, уже там на пикнике ему было плохо.

Дима был спортсмен, участвовал в разных соревнованиях. И он никогда не употреблял наркотиков даже ради интереса, никогда!

Дмитрий занимался спортом

– Что еще вам говорили в полиции по поводу смерти Димы?

– Об их первой версии я вам уже говорила. Потом они придумали, что Дима был очень агрессивным, кого-то ударил, кого-то укусил. Поэтому его пришлось связать, и он начал синеть. Они его реанимировали.

На самом же деле Дима кого-то укусил в тот момент, когда на нем уже сидело несколько человек, его душили. Это была отчаянная защита, он боролся за свою жизнь до последнего вздоха.

... и участвовал в соревнованиях

– Когда все случилось, польская полиция открыла какое-то дело, вела расследование? Или просто отдали тело и до свидания?

– Нет, тело они нам очень долго не отдавали. Мы смогли похоронить Диму только на 16-17-й день. То, что нам отдали, это был уже не Дима. Я его узнала только по подбородку и его широким бровям. Нас не пускали на опознание тела. Родного брата десять дней полиция не пускала к телу. Пустили только тогда, когда тело пошло трупными пятнами. Когда у них спрашивали, почему на теле синяки, они отвечали, что это трупные пятна. Он был переодет в другую футболку, которая почему-то была разорвана на груди. Думаю, что его одежда была в крови, поэтому его переодели.

А дело ни завели по статье убийство по неосторожности.

– Сейчас, когда польская пресса все это обнародовала, следователи выходили на связь?

– Нет, я знаю только, что двух полицейских уволили, а двоих отстранили от работы. Но этого слишком мало. Их нужно посадить в тюрьму.

По словам Сузанны, Дмитрий был очень добрым

– Каким был Дмитрий, вы замечали, чтобы он в жизни проявлял агрессию?

– Никогда в жизни. Он добряк. Он настолько добрый, что ему легче самому взять и что-то сделать, чем спорить и развивать конфликт. Он никогда не врал, не конфликтовал, не влезал в драки, он было добрейшей души человек. Только так я могу о нем сказать.

– Какие у вас с Димой были планы, вы собирались пожениться?

– У нас было очень много планов на жизнь. У меня есть сын от первого брака, мы хотели вместе переехать жить в Польшу. Я ходила на польский и учила сына языку. Дима уже договорился там со школой. Но пока не получилось, потому что первый муж тянул с разрешением на вывоз ребенка. Мне приходилось ездить в Польшу на три месяца, а потом возвращаться. А Дима планировал получить "карту побуту", он уже проработал в этой стране 1 год и 9 месяцев. Мы должны были осенью ехать знакомиться с родителями и сыграть свадьбу. Если бы не получилось остаться в Польше, то вернулись бы в Украину, построили бы тут дом. Дима очень полюбил моего сына. Он говорил, что отцом я ему не буду, а вот другом хочу быть. И еще он говорил, что теперь у него есть сын, а он бы еще хотел дочь.

Никто из нас не мог подумать, что случится такое.

Парень в Польше проработал год и 9 месяцев

– У него осталась семья, родители?

– Да, у него есть мама и папа, родной брат.

– Кто вам сейчас помогает в Польше? Подключилось ли украинское посольство?

– Нет, наше консульство самоустранилось. Наша родственница в Польше связывается с амбассадорами, которые вызвались нам помогать в этом деле. Кстати, о смерти украинца в Польше полиция сообщила нашему консульству только в воскресенье. И наше заявление в полицию, хотя оно было написано днем в субботу, а зарегистрировали они его в воскресенье. И в тот день не сказали нам о том, что Дима умер. Почему?

– А вы сами видели это видео с камер наблюдения в вытрезвителе?

– Нет. Только польский журналист смог его увидеть. Само видео является тайной следствия, нам отказываются его показывать, говорят только когда закончат расследование. Обещали дать скриншоты. Главное, чтобы его теперь "не потеряли". А вот короткое видео как Диму выводят врачи из автобуса, есть в интернете. И есть видео из автобуса, там нет такого, что Дима бился головой об окно.

OBOZREVATEL будет внимательно следить за ходом этого дела. Неважно был ли пьян Дмитрий или нет, никто не имеет права лишать человека жизни. Никто не имеет права издеваться, бить и унижать человека, тем более если он находится в беспомощном состоянии.

Сотни тысяч украинцев вынуждены в поисках лучшей жизни уезжать в Польшу на заработки. Но и сама Польша нуждается в наших гражданах. Это показала и пандемия, когда украинцы не могли выехать на работу в эту страну и польские работодатели просили что-то сделать, поскольку работать на полях, складах и стройках было некому.

Но наши граждане должны чувствовать себя в безопасности, и быть защищенными. А тут сами же полицейские фактически причастны к смерти Дмитрия Никифоренко.