"Не могли понять, как?" Стало известно, что возмутило украинцев в плену "ДНР"

14,5 т.
обмен пленными

В то время, как попавшие в плен "ДНР" украинские военные месяцами не могли подать весточку о своей судьбе родным, у некоторых находящихся в украинских тюрьмах боевиков не отбирали даже мобильные. Об этом в интервью OBOZREVATEL рассказал освобожденный из плена боец 128 отдельной горно-пехотной бригады Александр Олийнык.

Видео дня

"Мы уже где-то полгода находились в макеевской колонии, когда приезжала Фиона (председатель Мониторинговой Миссии ООН по правам человека в Украине Фиона Фрейзер - Ред.). Нам тогда позволили написать письма домой, так она их забрала. Потому что в последний раз мы имели возможность позвонить домой еще когда нас удерживал комендантский полк. Тогда у охраны был телефон, с которого ежедневно они давали возможность 5 людям по 5-10 минут поговорить с семьей. При этом, охранники в специальную тетрадь записывали, кто звонит, куда, номера, на которые звонили... А после того, как нас перевезли в макеевскую колонию, такой возможности уже не было. Мы просили. Нам все говорили, что "вопрос решается" - пока "МГБ ДНР" не запретило", - вспоминает боец.

По его словам, особенно неприятно для удерживаемых в плену украинских военных было видеть сюжеты российских пропагандистов, где демонстрировались совершенно другие условия содержания арестованных боевиков.

"Знаете, было немного обидно видеть сюжеты на российских каналах, когда Дарья Морозова ("уполномоченный по правам человека в ДНР" - Ред.) приезжает к матери, чей сын воевал в незаконных вооруженных формированиях, за что теперь сидит в украинской тюрьме, и эта мать звонит к нему - а он поднимает трубку", - вспоминает боец.

"Мы все не могли понять: как? Как может быть, что преступники, которые схвачены на фронте, или сдались в плен, или были захвачены в бою и которых осудили - могут постоянно при себе иметь мобильные телефоны?! Хотя это уже вопрос к нашим компетентным органам, к МВД", - говорит Олийнык.

Как сообщал OBOZREVATEL, утром 17 мая боевики из тяжелой артилерии обстреляли школу в Светлодарске, где в это время находилось почти 400 детей.