"В момент стала инвалидом": отдых в Карпатах завершился для семьи из Мариуполя трагедией

11 минут
360,7 т.
'В момент стала инвалидом': отдых в Карпатах завершился для семьи из Мариуполя трагедией

Трагедией закончилась для семьи Жуковых из Мариуполя поездка в Карпаты на отдых. Светлана и Александр вместе со своей внучкой, 9-летней Настей, впервые выбрались в украинские горы. Но вместо теплых воспоминаний и ярких впечатлений от поездки семья вынуждена тратить тысячи долларов на лечение. Активная и энергичная Светлана после несчастного случая на одном из кресельных подъемников горнолыжного курорта Драгобрат оказалась прикованной к постели: из-за сложных переломов она перенесла несколько операций и сейчас не чувствует ногу.

Сможет ли женщина хотя бы когда-то не то что бегать, а хоть как-то передвигаться с палочкой – не знает никто. При этом хотя бы минимальной помощи на лечение от людей, зарабатывающих на эксплуатации подъемника, Светлана так и не дождалась. И местная полиция, похоже, не слишком спешит расследовать обстоятельства травмирования туристки из Мариуполя.

"Гуцул хода не меняет", – с горькой усмешкой цитирует местную карпатскую поговорку житель Мариуполя Александр Жуков. Для него и его семьи недавно эта фраза приобрела особое значение. События последнего месяца сформировали у мужчины стойкий стереотип, что помощи от гостеприимных жителей украинских Карпат ждать ему не стоит.

Видео дня
Александр Жуков

Стоит отметить, что Александр, как и его жена – из тех мариупольцев, которые всегда считали Донбасс неотъемлемой частью Украины. Поэтому еще в начале 2014-го, когда Россия начала агрессию против Украины, Александр несмотря на достаточно немолодой возраст добровольцем пошел в военкомат. И даже прошел подготовку в учебном центре "Десна". Впрочем накануне того, как его подразделение должно было отправляться в АТО, у Александра диагностировали сложное заболевание. И вместо ехать защищать родной Донбасс с оружием в руках он вынужден был вернуться в Мариуполь, чтобы оформлять группу по инвалидности...

Несмотря на свою твердую проукраинскую позицию, семья Жуковых раньше не бывала в Украинских Карпатах. Поэтому когда в этом году Александр, Светлана и их внучка таки решили наверстать упущенное – они ожидали, что поездка запомнится им навсегда. Так оно и получилось. Вот только воспоминания эти вряд ли можно назвать положительными.

31 июля, за несколько дней до запланированного возвращения домой, Жуковы решили воспользоваться предложением поехать на частную экскурсию на Драгобратский водопад и ледниковое озеро Герешаска. Часть маршрута они должны были преодолеть на одном из подъемников горнолыжного курорта "Драгобрат": на вершину горы Стог их собирались поднять на кресельном подъемнике "Карпатская чайка". Александр решил ехать вместе с организатором экскурсии на его "джипе". А Светлана с внучкой и парой случайных знакомых из Одессы, которые составили им компанию в этой экскурсии, пошли на подъемник.

Светлана Жукова

"Я не поехал. У меня после 50 лет внезапно возник страх высоты. А жена с внучкой поехали. Это мы уже сейчас знаем, что это опасно. Что есть приказ МЧС от 2011 года, который регламентирует работу этих подъемников и где указано, что пользоваться ими могут только спортсмены и только зимой, при наличии снежного покрова не менее прописанной в приказе толщины. Что ты, садясь на этот подъемник, должен наверху, как только ногами коснешься земли, очень быстро бежать вперед, чтобы тебя не ударило сзади креслом... Тогда мы этого не знали. Иначе бы не поехали. Никто нас не предупредил, не рассказывал, что и как делать. Просто взяли 200 гривен с человека – и вперед", – рассказывает Александр.

Лыжники и любители зимнего отдыха в горах знают: чтобы не травмироваться, при приближении к платформе надо поднять ноги, чтобы не зацепиться за нее. А потом – поднять заградительную перекладину на кресле. И действительно – крайне важно максимально быстро после приземления на платформу отбежать, чтобы избежать столкновения с креслом. Сделать это на лыжах в снегу, имея спортивную подготовку – не сложно. Другое дело – если ты этого алгоритма не знаешь.

Наверху, вспоминает мужчина рассказ жены и очевидцев случившегося, туристов встречал парень лет 16-17 с виду. Когда кресло приблизилось к верхней платформе канатной дороги, он на расстоянии начал проводить запоздалый "инструктаж" по схождению с подъемника.

"Когда моя жена и внучка подъехали к верхней платформе, этот парень начал кричать: "Поднимай! Поднимай!!!". Что поднимай? Как выяснилось, надо было поднять ноги. Жена это сделала. Далее он снова кричит: "Поднимай! Поднимай вон то!!". Светлана опять не сразу поняла, что он имел в виду ту перекладину... Она разнервничалась, растерялась. Переживала прежде всего за внучку... Настя соскочила без проблем. А у жены времени соскочить уже не хватало: кресло скоро должно было разворачиваться. Этот парень начал кричать: "Быстро прыгай! Быстро прыгай!!!"... И она прыгнула. А в спину ей прилетело кресло и сбило с ног... Результат: сложный перелом плечевого сустава, сложный перелом локтевого сустава и полностью раздробленный тазобедренный сустав", – рассказывает Александр.

Жительница Мариуполя Светлана Жукова оказалась в больнице с переломами плечевого и локтевого суставов и раздробленным тазобедренным суставом

Когда Жуков вместе с экскурсоводом добрались до вершины подъемника на автомобиле, к Светланы подскочили двое мужчин. Они пытались убедить загрузить травмированную женщину, которая кричала от боли, в джип организатора экскурсии – и самостоятельно везти ее в больницу.

"Говорили: "она здесь мешает"... Я видел, что там серьезные переломы. Знаю, что человека с такими травмами нельзя двигать... Вы не поверите – я чуть ли не ногами их отгонял от жены, чтобы они ее не трогали. Требовал вызвать спасателей с МЧС, сообщить в полицию, позвонить в скорую... Полчаса где уговаривал, пока они по рации со спасателями связались. Нам повезло, что с горы как раз спускался один из спасательных отрядов. Ребята, спасибо им, увидели нас, остановились, прибежали. Предоставили домедицинскую помощь – наложили шины, зафиксировали жену в том положении, в котором она лежала, вызвали авто, чтобы ее спустить вниз, где уже ждала скорая... На тот момент прошло уже больше часа", – рассказывает Александр.

Спасатели, по словам мужчины, сделали все, что могли: оказали помощь, сообщили о происшествии полицию, внесли информацию в базу МЧС. Однако при упоминании о пережитом Александр до сих пор не может сдержать эмоций.

"Водитель – молодец,"Шумахер". Меньше чем 100 км в час не ехал. Включил сирену – и вперед... По дороге жена дважды теряла сознание. А Настенька обблевалась... Деду ничего не сказала. Шапочку сняла – и туда... Это было страшно! Вы даже не представляете, какой это ужас", – голос у Александра ощутимо дрожит.

Травмированную Светлану доставили в Раховскую городскую больницу. Там ей сразу назначили первую операцию – всего их у женщины было три. Врачи озвучили Александру предварительную стоимость лечения: имплант, которым его жене должны были заменить разбитый тазобедренный сустав, будет стоить в районе 50-70 тысяч гривен. Александр растерялся: таких денег у него не было. И решил обратиться за помощью к человеку, которого сотрудники "Карпатской чайки" назвали владельцем бизнеса – местному жителю Василию Маркульчаку.

"Та женщина из Одессы, которая была свидетелем случившегося,"вытрясла" из мальчика-работника номер владельца подъемника. Как мне сказали, его держит Василий Васильевич Маркульчак, который еще несколько лет назад работал в полиции, а затем уволился. Одесситка ему перезвонила , он как бы согласился помочь. А когда мне вечером озвучили, сколько будет стоить лечение – я позвонил ему сам. Объяснил, что таких денег у меня нет. Попросил помочь, потому что это произошло по его подъемнике. Сказал, что в случае отказа вынужден буду идти в полицию. А он сказал: "А, в полицию? Желаю вам успеха!". Все, на этом наше общение закончилось. Он мне больше не звонил, я ему тоже. Ни о какой помощи речь, конечно, не идет", – говорит Александр.

OBOZREVATEL связался с Василием Маркульчаком. Он факта травмирования не отрицает. Однако утверждает: вина за это целиком и полностью лежит на Светлане.

"Это был несчастный случай. Неосторожность с ее стороны, условно говоря. Потому что... неосторожность. Ну не ознакомился человек перед тем, как садиться в кресло. Стоят информационные баннеры. Должна была ознакомиться. Не ознакомилась. Мало того, руки заняты пакетом. На видео все видно. В руках пакет, еще что-то. Там четко указано, что рука – то ли правая, то ли левая, в зависимости от того, с какой стороны сидит человек – должна быть свободна. Этого не было. Честно говоря, мне ее, если честно, жаль как человека. Ну произошла такая ситуация", – сказал Маркульчак.

Женщина месяц провела в больнице, пока она не может ходить

На вопрос, почему работники подъемника не проинструктировали человека, который садился на спецсредство повышенной опасности (а именно так квалифицируются кресельные подъемники согласно действующему законодательству), мужчина ответил своеобразно.

"Пани, смотрите. Скажу, чтобы вы понимали мою позицию. Позицию немного другой стороны. Если за день проходит тысяча людей, если мы будем каждому рассказывать... Вы сами понимаете, о чем я говорю. Человеку, который подходит и спрашивает: "а как там это? А как там то или иное" – мы даем информацию. Никто не молчит. То есть все говорят, как садиться, как сходить. Если человек подходит и говорит "я не смогу сам сойти" – человеку помогают сходить наверху. Но такого, чтобы брать за руку и тянуть везде – нет. Сейчас много арабов к нам приезжают. Есть люди ревнивые – кто знает, что там в голове у них. Говорит: "моей жене руку не давай, я тебе тогда руку оторву"... Рабочие ситуации всякие бывают" , – заявил Маркульчак.

Он уверяет: сначала готов был финансово вложиться в лечение Светланы. Но потом передумал.

"Мы были готовы. Потому что я тоже на работе, я, условно говоря, тоже работник – и я подавал ситуацию. Но немного по-другому получилось с их стороны. Немного совсем по-другому. Они позвонили – и потребовали с меня суммы. Так и начали говорить, с суммами. Условно говоря, пошел разговор в стиле 90-х. Это тоже неправильно. Я считаю, нашей вины здесь нет. А они, как я понял, хотят судиться ", – объяснил Маркульчак.

После неудачной операции по замене тазобедренного сустава врачи не могут спрогнозировать, когда Светлана сможет ходить – и сможет ли вообще

На самом деле, по словам Александра Жукова, он не знает, дойдет ли дело до суда. Так как сейчас, почти через месяц после травмы Светланы и написания заявления по этому поводу в Раховскую полицию, особо расследование вперед не продвинулоось. По словам Александра, в больницу еще в начале приходил участковый, говорил с ним и с женой. Короткий разговор у Жукова произошел и со следователем, когда он ходил в полицию узнать номер дела по его обращению. Однако женщине до сих пор не провели обещанной судмедэкспертизы (по причине того, что "эксперт в отпуске"). Более того: по словам Александра, полицейские даже на место происшествия не выезжали, сославшись на отсутствие то ли транспорта, то ли топлива... Поэтому мужчина начал подозревать, что такая медлительность может быть связана с тем, что у господина Маркульчака еще со времен его полицейской карьеры в правоохранительных органах осталось слишком много друзей...

Между тем за месяц в Раховской больницы супруги оставили значительно больше озвученных в начале 50-70 тысяч гривен.

"В локоть пришлось вставлять пластину. Это 16 700 грн. Искусственный тазобедренный сустав, который жене ставили – 3000 долларов, 82 000 гривен... Это все, что мы с ней накопили на старость. На жизнь", – говорит Александр.

Семья Жуковых даже представить не могла, чем закончится для них отдых в Карпатах

Мужчина уже месяц вынужден снимать в Рахове жилье – пусть и достаточно дешево. Учитывая, что на лекарства ему ежедневно приходится тратить то 300, то 500, а то и более 1000 гривен – сумма набегает солидная. На лечение ушли не только все сбережения супругов, но и деньги семьи их единственной дочери.

Однако пока все эти расходы – бесполезны.

"Операция прошла неудачно. Бывают такие осложнения – они возникают в 0,5-0,7% от общего количества таких операций – когда нарушается какой-то нерв... У жены сейчас парализована нога. Этот сустав, который привезли из Швейцарии и ей туда внутрь зашили – до одного места. Он не нужен. Он не работает. Светлана не чувствует ноги. Она должна была уже ходить после операции, но похоже на то, что она не будет ходить уже никогда. Мы, конечно, не теряем надежды, я массирую ей ногу, но, боюсь, это уже все. В один миг жена превратилась в инвалида", – рассказывает Александр.

Сейчас семью из Мариуполя из больницы выписывают. Они должны как-то доехать домой – и уже там решать, как быть дальше – без возможности ходить, работать и жить привычной жизнью.

"Я не верю, что кто-то ответит за то, что случилось. У меня сложилось четкое впечатление, что в полиции делать ничего не собираются. Но я бы хотел рассказать о том, что случилось с нами, потому что туда же приедут другие люди. И с ними может случиться то же. Это какой-то конвейер: 200 гривен – пошел! 200 гривен – пошел! Только деньги, деньги, деньги... При этом я не раз слышал от местных, что наш случай – далеко не первый. Все убеждали непременно идти в полицию. Потому что те, кто зарабатывают на этих подъемниках, не боятся никого и ничего. Но это все работает незаконно. Ну так ведь не должно быть!" – говорит Александр Жуков.

Кстати, когда Светлана садилась на злосчастный подъемник – ей даже не дали билет. Как утверждает Маркульчак, это – исключительная ситуация. Ведь как раз в тот день он болел, а обычно билеты выдает именно он.

"Пани, билеты мы выдаем. А в тот период, когда она была, я действительно болел. Она тогда билет не получила. Я не спорю с этим, это есть факт. Потому что я сижу на кассе, но я болел. Я и сейчас лечусь, болею. Билет ей не дали. Но услугу ей предоставили по сути", – ответил Маркульчак на вопрос OBOZREVATEL.

Кресельный подъемник "Карпатская чайка"

Впрочем, как при отсутствии билета человек мог бы доказать, что вообще пользовался этим подъемником, если бы его вывезли так, как предлагали Жуковым работники подъемника в начале, и если бы факт травмирования не был зафиксирован МЧС-никами – вопрос риторический. Как и то, каким образом с подобного бизнеса платятся налоги, если реальное количество посетителей подъемника остается неизвестным.

Так же не удалось нам прояснить и вопрос наличия разрешений на эксплуатацию кресельного канатного подъемника, которые по закону должна выдавать Государственная служба труда. Ни на "Карпатской чайку", ни на ФЛП Маркульчак Василий Васильевич никаких разрешений Гоструда зарегистрировано не было. Показать, что они таки существуют и "Карпатская чайка" функционирует законно и является безопасной для туристов, господин Маркульчак отказался.

"Знаете, пани, если мы будем играть в "испорченный телефон"... Разрешения есть. Обратитесь к Гоструда, назовите "Альбатрос" – потому что "Карпатская чайка" это неофициальное название. Обращайтесь – там будет все четко. Там есть все, что вам нужно" – ответил он на просьбу OBOZREVATEL показать разрешение от Гоструда.

Впрочем, и по поисковому запросу "Альбатрос" в реестре Гоструда никаких разрешений нам найти не удалось. Поэтому OBOZREVATEL непременно воспользуется советом Василия Маркульчака – и обратится с соответствующим запросом в Государственную службу труда и других причастных к контролю за эксплуатацией таких объектов государственным органам.

Потому что надлежащее функционирование подобных объектов с соблюдением всех требований законодательства – вопрос не только законности, но и защиты тех, кто пользуется их услугами. Чтобы в случае несчастного случая они не остались один на один со своей бедой, как это произошло с семьей Жуковых.