Руководители "Октагон-Аутдор": дело против нас сфальсифицировано, санкции стали инструментом для рейдеров

21 минута
8,8 т.
Руководители 'Октагон-Аутдор': дело против нас сфальсифицировано, санкции стали инструментом для рейдеров

В начале сентября СБУ заявила: прямо в Киеве, чуть ли не под носом у силовиков и руководства государства, выявлена компания с российскими корнями, пропагандировавшая "русский мир" и работавшая на оккупантов в ОРДЛО и Крыму. Эта компания, работающая на рынке наружной рекламы – по версии следствия разрабатывала рекламные кампании для главарей "Л/ДНР" и самопровозглашенного "правительства Крыма" и предоставляла под пропагандистские плакаты свои рекламные конструкции на оккупированных территориях, начиная с 2014 года. В конце августа в компании, провели обыски и даже якобы нашли фото-подтверждения деятельности, которую следователи квалифицировали как терроризм.

Позже стало известно - в громком сообщении СБУ речь идет о компании "Октагон-Аутдор", основателем которой является гражданин Чехии. 6 сентября представители компании обнародовали открытое обращение к руководству государства, в котором привели аргументы в пользу своей невиновности, заявив: дело в отношении компании – сфабриковано. И обвинили СБУ в участии в попытке рейдерского захвата "Октагон-Аутдор".

Видео дня

О ситуации, доказательствах невиновности компании в озвученных обвинениях, а также о том, почему скандал может распространиться далеко за границы Украины и ударить по репутации нашего государства, OBOZREVATEL поговорил с основателем компании "Октагон-Аутдор" Йозефом Ондеркой и генеральным директором компании Александром Диденко.

Слева – генеральный директор "Октагон-Аутдор" Александр Диденко, справа – собственник компании, чешский бизнесмен Йозеф Ондерка

– Как вы узнали о том, что ваша компания фигурирует в уголовном производстве по столь тяжкому обвинению как терроризм?

Александр Диденко: Лично я узнал о происходящем 31 августа в семь часов утра, когда ко мне домой пришли сотрудники СБУ с обыском. Уже позже мне стало известно, что в это же время обыски проводились еще у семерых наших сотрудников и в офисе компании.

В процессе обыска из материалов, которые нам предоставили, мы узнали, что, оказывается, еще тремя месяцами ранее в отношении нашей компании было возбуждено уголовное дело, собирались какие-то материалы… Там, в материалах, так прямо и было прописано, что, мол, есть информация, что компания работает на российские спецслужбы, что это даже якобы чем-то подтверждено. И что у нас, скорее всего, дома хранятся какие-то материалы, документы, макеты и переписка с какими-то людьми в "ДНР", "ЛНР" и в оккупированном Крыму. Во время обыска следователи СБУ, как я понимаю, надеялись это все изъять.

Это был шок. Даже не от самого мероприятия, не от обыска. Мы ведь понимаем, что всякое бывает. Спецслужбы выполняют свою работу. Шок пришел тогда, когда мы узнали, в чем нас обвиняют – в создании террористической организации. Это ведь не шутки!

– Йозеф, а вы как узнали? Йозеф Ондерка: Мне Александр позвонил. Он был очень взволнован, я бы даже сказал – испуган. Позже – перестал выходить на связь. Как я узнал позже, у него изъяли мобильный телефон, вернули лишь через два дня. А потом мне сбросили ссылку на публикацию в одном из украинских интернет-СМИ. Буквально через пару часов после обысков там вышла статья, где прямо называется наша компания, где публикуются фотографии, сделанные сотрудниками СБУ во время обыска, где прописывается, почему именно мы "террористы" и утверждается, что в компании "Октагон Аутдор" есть какие-то скрытые российские учредители.

Оперативные фото были опубликованы на одном из интернет-сайте уже через несколько часов после завершения обыска. На сайте СБУ они появились только спустя двое суток
Оперативные фото были опубликованы на одном из интернет-сайте уже через несколько часов после завершения обыска. На сайте СБУ они появились только спустя двое суток

– А это не так?

Й.О.: Это не так с 2014 года. В то время русские массово уходили из Украины. В том числе, и собственники компании "Gallery" (так называлась наша компания до смены собственника и, соответственно, названия). Этой компанией владели не только россияне, но и американский фонд Baring Vostok. И они приняли решение избавиться от этого бизнеса в Украине.

В итоге мы заключили сделку – и приобрели этот бизнес на всей территории Украины, за исключением Крыма, который на тот момент уже был аннексирован. Ту часть бизнеса прежние владельцы оставили себе, в сделку она не входила. Все остальное перешло нам, включая Донецк и Луганск. Понятно, что работать там мы не могли, рекламные конструкции на тех территориях не обслуживались еще до заключения сделки. Но какое-то время, наверное, до начала 2015 года, мы верили, что война скоро закончится, надеялись, что Украина восстановит контроль над временно оккупированным районами Донецкой и Луганской области.

А потом сообщение с теми территориями было прекращено, разорваны банковские связи… Стало очевидно: это надолго.

Но рекламные конструкции, размещенные в ОРДЛО, до сих пор так и находятся у нас на балансе. Хотя мы не имеем туда никакого доступа. А к Крыму, как я уже говорил, мы вообще никогда отношения не имели.

– Тем не менее, если судить по новости СБУ, сотрудничество с оккупационными властями Крыма вам инкриминируют точно так же, как и с ОРДЛО…

Й.О: Да. И эти обвинения совершенно безосновательны. Это легко узнать из открытых источников. Почему это не было сделано – большой вопрос.

Знаете, вся эта ситуация лично для меня – очень тяжелая. Мы с 2014 года провели множество рекламных кампаний против оккупантов. Всегда отзывались на просьбы различных общественных ассоциаций и государственных организаций, когда они просили разместить эту информацию бесплатно. Никогда не брали денег за это. Нередко печатали материалы за свой счет… И вдруг нас обвиняют в том, что мы что-то делаем на оккупированных территориях. Это же абсурд! Мы же сами - потерпевшие. Мы, как и многие компании, имевшие имущество в Донецке и Луганске, потеряли его после оккупации. Только в самом Донецке у нас было свыше 100 рекламных конструкций. С 2014 года у нас нет никакой возможности туда попасть, забрать наше имущество или что-либо с ним сделать… И через столько лет получить такое обвинение – это, конечно, шок.

– Вернемся к обыску. Как он проходил?

А.Д.: Они пришли, предъявили документы. Из документов следовало, что целью обыска было найти у нас макеты рекламных плакатов и сами рекламные плакаты, которые мы якобы размещаем на оккупированных территориях. Собирались сотрудники СБУ искать также переписку с представителями ОРДЛО – нашими "заказчиками", а также какие-то платежные документы, подтверждающие, что мы якобы работали с представителями оккупационных администраций. В СБУ решили, что эти документы должны быть у нас в домах и в офисе.

– Откуда такая информация, вам не объяснили?

А.Д.: Во время обыска точно никто ничего не объяснял. Нам просто дали ознакомиться с этими бумагами – и начали проводить обыск.

– Что-то нашли?

А.Д.: Ничего. Ни одного пункта из указанных в документе – не нашли. Нигде. Ни в домах, ни в офисе. В результате у нас изъяли какую-то компьютерную технику. И мой мобильный телефон - хотя не имели права этого делать, в списке его не было. Тем не менее, мобильный я им отдал, предварительно сняв с него пароли и блокировку. Следователи получили доступ ко всей моей переписке, в том числе, и с Йозефом – начиная с 2015 года, когда я пришел работать в компанию "Октагон Аутдор". Через два дня телефон вернули, потому что там ничего нет.

– А как же фотографии, которые были найдены в ходе обыска и впоследствии публиковались как доказательство сотрудничества компании с ОРДЛО?

А.Д.: С этими фотографиями вообще интересная история получилась. Когда сотрудники СБУ зашли в офис, они сразу отправились к самому дальнему компьютеру в комнате, включили его, ввели ключевое слово – то ли "Донецк", то ли что-то подобное. И обнаружили эти фотографии. Сказали, что это доказательства нашей вины. Сфотографировались с ними. Изъяли компьютер, на котором нашли те фото – и увезли.

Мы, конечно, были в шоке. И сразу же начали узнавать, что же это за фотографии. И узнали. Дело в том, что все наши рабочие материалы мы храним на арендованном сервере компании Майкрософт. Там лежат сотни фотографий с нашими рекламными щитами. Все эти фотографии выполнены по единому стандарту: определенной камерой, в определенном разрешении и с обязательной пометкой – желтой точкой на рекламной плоскости. Таковы наши корпоративные правила.

И тут вдруг в одной из наших рабочих папок в конце мая появляются 24 фотографии, которые совершенно не отвечают нашим требованиям. Они были залиты к нам на сервер 24 мая, в течение часа, с 11 до 12 дня. EXIFы, в которых содержится информация, где, когда и чем были сделаны эти фотографии, были затерты.

Получается, с конца мая эти фотографии лежали на нашем сервере. В июне было открыто уголовное производство. А в конце августа к нам пришли сотрудники СБУ, которые тут же нашли эти фотографии.

– Вы можете доказать то, о чем говорите?

А.Д.: Безусловно! Мы обратились к специалистам, которые провели экспертизу и пришли к выводу, что эти фотографии не заносились в систему человеком. Они были залиты с помощью специальной программы, которая была внедрена в нашу сеть и через которую впоследствии были загружены эти фотографии. Выводы экспертизы у нас есть, мы готовы их обнародовать. И предоставить СБУ, если по какой-то причине они сами не сумели этого установить.

Мы также пришли к выводу, что часть этих фотографий была просто скачана из интернета (наши сотрудники находили первоисточники некоторых из них в СМИ и даже в соцсетях пользователей то ли из России, то ли с оккупированных территорий), а часть – результат использования фотошопа, когда на фото наших рекламных конструкций прифотошопливались изображения бордов с Захарченко или призывами к сепаратизму. Причем, сделано это очень топорно. Как шутят наши ребята – у нас бы заказчики такую "халтуру" не приняли.

Одна из фотографий, выложенных на сайте СБУ как доказательство сотрудничества киевской компании с представителями ОРДЛО.В компании настаивают: эту фотографию, как и остальные, им подбросили на сервер с помощью специального оборудования
Пример работы так называемого "Государственного предприятия "Продвижение", работающего на временно неподконтрольных правительству территориях Донецкой области, опубликованный на его сайте. Оккупанты объявили о создании такого "ГП" в начале апреля 2015 года и "передали" ему свыше тысячи рекламных конструкций, законные собственники которых отказались сотрудничать с террористами. С 2018 года "ГП "Продвижение", подчиненное "Министерству информации ДНР", стало монополистом рынка наружной рекламы в ОРДО. Работа частных операторов внешней рекламы там запрещена "до конца военного положения"

– После обысков какие-либо еще следственные действия проводились?

А.Д.: Наши сотрудники получили повестки на допросы. Мы все ходили в СБУ, ответили на все вопросы, которые нам задавали. После этого – тишина. Никому не предъявлено никаких подозрений. Но параллельно на всю страну в публикациях разнесли, что "Октагон Аутдор" "работает на сепаратистов по заказу спецслужб России". И за это никто не извинился. Никто не опроверг…

Й.О.: Более того, они на всю страну объявили о том, что у компании – российские учредители. Мы сразу же заявили, что никаких российских учредителей нет и в помине, что учредителем являюсь я, гражданин Чехии. В этом легко убедиться. Но меня до сих пор никто ни о чем не спросил, не вызвал на допрос… И это очень странно, согласитесь – если целью этой всей истории является установление истины.

Кстати, если вдуматься – это же абсурд. Между подконтрольными и неподконтрольными территориями есть линия разграничения. И когда нас обвиняют, что мы здесь разрабатываем макеты (хотя мы не разрабатываем рекламу, мы предоставляем под ее размещение конструкции), потом публикуем эту рекламу и как-то переправляем через эту линию разграничения на оккупированные территории – в этом же нет никакого смысла! Неужели не проще было бы разработать и напечатать эти материалы там? Люди ведь там есть. И печатные станки, уверен, найдутся. Не говоря уже о пустых щитах, к которым мы, как законные владельцы, доступа не имеем – и на которых там могут повесить, что угодно!

Большая часть фото, опубликованных СБУ в качестве доказательства противоправных действий "Октагон-Аутдор", сделана в Крыму. Собственник компании настаивает: когда он приобретал бизнес в 2014 году, Крым в сделку не входил
Еще одна из найденных на сервере компании фотографий. К рекламным конструкциям в ОРДЛО, где, вероятно, размещаются и такие материалы, представители "Октагон Аутдор" не имеют никакого доступа с момента смены собственника, однако это имущество до сих пор находится на балансе компании – как и имущество множества других украинских компаний, пострадавших от оккупации

А.Д.: Как я понимаю, кто-то просто придумал эту историю, она кому-то выгодна. Придумал, что у нас есть скрытые российские учредители, что компания, которая до 2014-го действительно была с российским управлением, и после начала войны продолжила работать в интересах страны-агрессора. А если такая компания есть – где она может работать? Правильно, в Донецке, в Крыму… Именно под это была подтянута история, подобраны фотографии…

– Зачем?

А.Д.: Мы предполагаем, что нас ведут под санкции СНБО. Мне об этом прямым текстом говорили во время обыска. Я спрашивал: вот вы у меня изымаете технику. Когда я смогу получить ее обратно? А мне отвечали: не волнуйтесь, это не самое страшное в вашей ситуации – вас просто подведут под решение СНБО и запретят какую-либо активность…

– Если это спланированная акция, есть ли у вас подозрения, кто за этим может стоять? И почему?

А.Д.: Мы можем только строить предположения. Дело в том, что мы – действительно независимый оператор наружной рекламы с европейским учредителем. Мы не входим ни в какие политические группы или семейства компаний. Мы работаем в коммерции как оператор, в том числе, и в политических кампаниях. При этом, работаем со всеми политическими силами. Все открыто, легально и просто. Не исключено, что нашлись люди, которые решили использовать силовое давление для того, чтобы получить контроль над оператором, который нужен во время выборов. Представьте себе: заполучить 4600 плоскостей! Кто это делает? Спросите у себя, кто может запустить такую сложную машину как СБУ для давления на частную компанию – и получите ответ.

Й.О.: Кроме того, мы обратили внимание на то, какое издание первым написало об этой истории. Причем, сделало это за три дня до того, как об обысках сообщила СБУ. В той публикации, к слову, использованы целые куски текста из постановления на обыск, с которым к нам пришли сотрудники СБУ. Включительно со фразой, что во время обыска была обнаружена "документация, которая подтверждает совершение финансово-хозяйственной деятельности с представителями ОРДЛО и незаконных вооруженных формирований" - хотя ничего такого не было и близко. Мне в голову приходит только одно объяснение: текст этой новости готовился еще до проведения обыска, и его просто забыли удалить.

Руководители "Октагон-Аутдор": дело против нас сфальсифицировано, санкции стали инструментом для рейдеров

Так вот, среди собственников этого издания мы обнаружили такую одиозную фамилию как Столар (крупный застройщик, народный депутат Вадим Столар. – Ред.). Конечно, у нас нет такого штата людей, чтобы мы могли провести собственное расследование. Но есть ощущение, что он может быть одним из участников атаки на нашу компанию. Потому что там уже политическая составляющая может быть. А политика и экономика – это всегда очень близко.

Мы далеки от мысли, что все происходящее – дело рук исключительно СБУ. Потому что убеждены: это серьезная и разумная организация, которая сам бы такого никогда не сделала. Может, я ошибаюсь и это лишь мои догадки. Просто я всегда верил в эти службы. В то, что там работают люди, которые все могут узнать, проверить, посмотреть. Но когда сотрудники СБУ приходят и сразу же бегут к конкретному компьютеру, знают, где и что там находится и выдают это за доказательство совершения нами столь тяжелого преступления – моя вера в спецслужбы несколько ослабевает.

Особенно обидно все происходящее потому, что Службу безопасности Украины мы все эти годы поддерживали – как и Вооруженные силы Украины, и Национальную гвардию. И бесплатно размещали множество их рекламных материалов.

Компания "Октагон-Аутдор" активно поддерживала Службу безопасности Украины с начала войны и бесплатно предоставляла свои рекламные конструкции под материалы СБУ
Борды и ситилайты компании с рекламными материалами СБУ можно встретить во многих городах Украины
В компании подчеркивают: никогда не отказывали СБУ в поддержке, поскольку считали это своим гражданским долгом
На сервере компании хранятся также макеты рекламы, которая впоследствии размещалась на рекламных конструкциях "Октагон-Аутдор"
На сервере компании хранятся также макеты рекламы, которая впоследствии размещалась на рекламных конструкциях "Октагон-Аутдор"
На сервере компании хранятся также макеты рекламы, которая впоследствии размещалась на рекламных конструкциях "Октагон-Аутдор"
На сервере компании хранятся также макеты рекламы, которая впоследствии размещалась на рекламных конструкциях "Октагон-Аутдор"
На сервере компании хранятся также макеты рекламы, которая впоследствии размещалась на рекламных конструкциях "Октагон-Аутдор"

А.Д.: Более того, мы, например, все эти годы непублично помогали 50 детям погибших в Донецком аэропорте "киборгов". Один из наших сотрудников воевал в ДАП. И когда в 2015 году он вернулся – мы решили поддержать этих детей, и все эти годы выплачивали для них страховку. Достигнув совершеннолетия, дети получат эти деньги и смогут потратить их на обучение или что-либо еще. И мы никогда никому об этом не рассказывали. Начали говорить только сейчас, когда столкнулись с подобными абсурдными обвинениями. Когда нашей компании был нанесен колоссальный репутационный удар. Когда простые украинцы пишут о нас в комментариях такое, что волосы дыбом встают… Хотя, наверное, такая реакция объяснима. Если в СБУ сказали, что прямо у них под носом сидели и работали на Россию такие гады – не удивительно, что часть людей в это поверила…

Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах
Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах
Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах
Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах
Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах
Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах
Компания последовательно выступала в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины, а также защитников государства. И делала это не только на словах

– Вы упоминали о возможном внесении компании в санкционный список СНБО…

Й.О.: Да, мы действительно с опасением ждем такого решения. Ведь если бы дело дошло до суда – мы бы смогли доказать свою невиновность. Но суды, по мнению наших юристов, могут растянуться месяцев на 18. И в течение всего этого времени любой гражданин, любой клиент нашей компании может нам предъявить, что мы – "террористы", если за столько времени не доказали обратного.

Но самое страшное – в том, что мы можем не дождаться суда. Ведь в случае введения против нас санкций СНБО наша компания будет передана под управление АРМА. И где гарантии, что через пару месяцев там не заявят, что это очень невыгодно, что государство несет потери – и не предложат продать компанию? Кому ее продадут? За какую цену? И есть ли шансы и смысл потом вообще судиться? Ведь в таком случае максимум, на что мы можем рассчитывать – это на "извините" спустя два года.

Но это будет международный скандал – если без суда и без доказательство отобрать у иностранного инвестора его собственность.

Честно говоря, когда я внимательно прочел этот закон про санкции – пришел в ужас. Такого нет нигде в мире. Фактически, с 2014 года в руках СБУ оказался страшный "кнут". Предполагалось, что он будет использоваться для защиты государства. А по факту – его используют, в том числе, рейдеры, приближенные к власти. И это страшно.

Украина везде декларирует, что стремится в Европу. И Европа, на самом деле, была бы готова принять Украину – если бы не одно "но"… Я в свое время приезжал сюда с чешской торговой организацией – и ее члены постоянно говорили об одном и том же: мы боимся заводить в Украину бизнес. Слишком много скандалов, связанных с иностранцами, слишком многие иностранные бизнесмены потеряли здесь свою собственность, в том числе, и через суды… А я всегда выступал в защиту Украины. Мне хотелось, чтобы эта страна стала частью западного экономического мира. Чтобы украинцы не только ездили в Европу на заработки как строители или повара, а чтобы страна от этого что-то получила. Чтобы в Украину пришли западные инвесторы…

К примеру, Skoda уже давно ищет площадку для своего нового производства. Присматриваются к Турции. Я у руководства компании спрашивал: ребята, а почему не в Украину? Давайте в Украину!.. Потому что я знаю, как украинцы работают. Когда они искали 400 тысяч украинцев, которые будут работать в Чехии– я убеждал, что это ведь стране не интересно… Что вместо того, чтобы выкачивать из Украины мозги и рабочую силу – в нее нужно инвестировать…

А теперь я оказался в ситуации, когда вынужден себя защищать. И меня многие спрашивают о том, что происходит. В том числе, и те, кого я в свое время убеждал поверить в эту страну, вкладывать сюда свои деньги… И я понимаю: то, что я скажу – будет работать против Украины. Но я вынужден что-то говорить, когда меня спрашивают. Потому что об этой ситуации знают за пределами Украины. Потому что мы обратились с заявлениями в МИД Чехии, в чешский парламент, я встречался с послом Чехии в Украине… И это не очень хорошо скажется на инвестиционном климате Украины, к сожалению.

– 6 сентября вы опубликовали открытое письмо к украинским властям с изложением своих аргументов и своей позиции по поводу обвинений "Октагон-Аутдор". Реакция какая-то была? Обращались ли вы к кому-то еще?

А.Д.: На наше открытое обращение реакции не было никакой. Вообще. Поэтому мы обратились с заявлением в офис Национального инвестиционного совета. Мы писали бизнес-омбудсмену. Направили прямое письмо в СНБО с описанием ситуации и просьбой не допустить введения в отношении нас необоснованных санкций. Мы писали в "Европейскую бизнес ассоциацию", "Американскую торговую палату", в посольство Чехии, европейскую комиссию, в Офис президента Украины… В Чехии и ЕС люди просят фактаж, задают вопросы, пытаются разобраться. К примеру, МИД Чехии вызывает украинского посла, чтобы он объяснил, что происходит…

От украинских государственных структур реакции пока нет. И мы оказались в подвешенном состоянии. Совершенно не понимаем ситуацию. Потому что СБУ провела какие-то действия – и затихла. Почему? Быть может, они готовят против нас очередную провокацию – вроде той, что уже была совершена, с этими вброшенными фото? Или того, что сделано, им уже достаточно для обращения в СНБО? Или, возможно, они уже знают, что произошла ошибка, но не понимают, как выйти из сложившейся ситуации? Мы этого не знаем. И это очень тяжело – жить в ожидании очередной провокации, очередного пятничного заседания СНБО … У некоторых наших сотрудников уже на фоне допросов произошли нервные срывы. Потому что они шли в СБУ – и не знали, выйдут ли оттуда или их задержат … А если эта ситуация растянется на месяцы?..

– Как отобразилось произошедшее на работе компании? Ведь это – действительно серьезный удар по репутации…

А.Д.: Вы знаете, для нас стала приятной неожиданностью широкая поддержка со стороны профессионального сообщества. Наши клиенты после этих абсурдных обвинений не только не свернули сотрудничество – напротив, увеличивают заказы. Все профильные ассоциации выступили в нашу поддержку. Йозеф говорит, что ему в МИД Чехии даже не верили поначалу, когда он рассказывал, что то, что с нами произошло – это не конкурентные разборки. Что наши конкуренты нас поддерживают и делают это открыто.

В поддержку "Октагон-Аутдор" выступили коллеги и профильные объединения
В поддержку "Октагон-Аутдор" выступили коллеги и профильные объединения
Они призывают прекратить давление на бизнес
Они призывают прекратить давление на бизнес

Й.О.: Это правда. Потому что в Чехии когда слышат о рейдерах – сразу же думают о прямых конкурентах. Вариант, что к рейдерству может быть причастна государственная структура, там вообще у людей в голове не укладывается…

Наши конкуренты нас поддержали, потому что мы все в этом бизнесе давно, знаем друг друга десятки лет. Мы работаем в одной стране, обсуждаем новые концепции и новые рекламные носители, дискутируем по поводу закона про рекламу… Это на самом деле очень сплоченное сообщество. Люди нас давно знают, знают, что мы делали все эти годы – и не верят в эти абсурдные обвинения.

– Что планируете делать дальше? Й.О.: То же, что уже делаем. Мы продолжим активную кампанию в свою защиту и в Украине, и на международном уровне. Если государственные структуры не ответят на наши письменные обращения – будем пытаться лично донести до государственных чиновников эту проблему. Понятно, что к господину президенту мы вряд ли прорвемся. Но будем пытаться обязательно.

Мы уже начали получать поддержку за рубежом . Там уже готовится ряд шагов в нашу поддержку – не только в Чехии, но и в ЕС. Потому что там тоже есть люди, которые отвечают за расширение Евросоюза…. К сожалению, вся эта ситуация может иметь негативные последствия для инвестиционного климата и вообще восприятия Украины в глазах Запада

– Собираетесь ли обращаться в суд?

Й.О.: Нам бы этого не хотелось. Все, чего мы хотим – это спокойно работать, как мы работали все эти годы.

А.Д.: Мы смотрим в сторону власти, на самом деле. Власть должна как можно быстрее провести расследование, выяснить, что на самом деле происходило – и закрыть это дело. Мы – открыты. Мы отвечаем на все вопросы, которые нам задают журналисты, следователи СБУ, коллеги. Просто разберитесь - и закройте это дело.

Й.О.: На самом деле, нам ведь даже не нужны какие-то особые извинения. Хотя в своем пресс-релизе в СБУ написали, что уже раскрыли дело, чуть ли не доказали нашу вину. Но единственное, чего мы хотим – это честное расследование. И небольшая заметка по его итогам от имени СБУ, сообщающая, что нас обвинили безосновательно. Что компания "Октагон Аутдор" – невиновна.

Мы ждем, что справедливость восторжествует.