Рекет в государственных кабинетах

Рекет в государственных кабинетах

Хорошо известная всем нам организация, именуемая как центр занятости населения, оказывается может помочь не только найти работу, а попросту "кинуть" своего прежнего подопечного на деньги.

Кроме всего прочего в центр занятости выплачивает пособие, пока они эту работу ищут, обучает, если надо, может даже помочь организовать свой бизнес, т. е. всячески защищает население. Но иногда её помощь может выйти боком. Именно это произошло с Леоном Кляйнбергом, режиссёром и преподавателем режиссуры.

Отчаявшись бороться с бюрократической машиной, он написал письмо в редакцию «Обозревателя»с просьбой помочь. При встрече Леон Ехильевич рассказал свою историю. 18 сентября 2008 года он стал на учёт в Оболонском районном центре занятости. После месяца неудачных поисков работы ему была предоставлена возможность пройти курсы повышения квалификации по специальности «основы предпринимательской деятельности» в Учебно-деловом центре Института подготовки кадров при Государственной службе занятости. По окончании обучения, Леон Кляйнберг предоставил бизнес-план, получил, согласно закону, 12,5 тыс. гривен (единовременная выплата пособия по безработице) на развитие собственного бизнеса и 26 ноября 2008 года снялся с учёта в Центре занятости.

Видео дня

К слову, получил он эти деньги в январе 2009 года, а в Центре занятости уже 26 ноября 2008 года было отмечено, что вся сумма выплачена. Типичное для государственной инстанции нарушение, за которое никто не понёс ответственности.

Чтобы не возникало дальнейших вопросов, скажем сразу, что деньги потрачены по назначению: была создана студия, которая просуществовала 2 года.

Забрав документы из Центра занятости, Леон Ехильевич направился в Укртелерадиопрессинститут, где ему предложили вести занятия на условиях почасовой оплаты. Следует заметить, что эта вакансия была открыта и раньше, но Леон Ехильевич отказывался работать, пока не снимется с учёта в Центре занятости. К ведению занятий он приступил 2 декабря, что и отмечено в расписании занятий института. Удивительно, но преподаватель не подписывал ни трудового договора, ни заявления о приёме на работу. Хотя, зная реалии нашего государства, ничего удивительного здесь нет.

Как снег на голову был для Леона Кляйнберга иск на сумму 16,5 тыс. гривен от 30 сентября 2009 года. Оболонский районный центр занятости обвинял его в обмане, в том, что он получал пособие по безработице, одновременно работая в Укртелерадиопрессинституте, поэтому ответчик должен вернуть все выплаченные деньги (пособие по безработице, стоимость обучения, пособие на развитие бизнеса). Недоумевая, преподаватель обратился в институт.

Оказалось, что приказ о его зачислении датирован 10 ноября 2008 года (за 16 дней до снятия с учёта в Центре занятости), дескать, у них такие правила, и они всех преподавателей так оформляют. После многочисленных просьб ректор господин Правденко согласился выдать документ, который подтверждал неправомерность приказа от 10 ноября 2008 года.

Тогда представители Центра занятости заявили о том, что переадресуют иск институту. Этого оказалось достаточно, чтобы ректор пошёл на попятную и отменил оправдательный документ. С тех пор юрисконсульт института обещает всё объяснить Центру занятости устно, а вот письменно – увольте, проблемы никому не нужны. Не очень понятно, какой ущерб мог бы инкриминировать Центр занятости Укртелерадиопрессинституту. Пособие, которое, грубо говоря, проел действительно безработный Кляйнберг и которое получено им на законных основаниях? Смешно. Но ректору проще «отморозиться» от бывшего преподавателя, чем от Центра занятости.

Самое интересное, что и в Центре занятости понимают абсурдность ситуации. Леон Ехильевич общался преимущественно с юрисконсультом Оболонского РЦЗ Огийчук Ириной Сергеевной, заявление к начальнику РЦЗ, Красовской Наталии Николаевне, осталось без ответа. Так вот, юрисконсульт ласково улыбаясь, говорила, что всё прекрасно понимает и знает, что он ни в чём не виноват, одновременно же она протягивала обвинительные документы. Прямого требования взятки не было, но Леон Ехильевич не представляет себе, какими мотивами можно руководствоваться, предъявляя нелепое обвинение и одновременно понимая его несправедливость. «Это что же, – удивляется Леон Ехильевич, – если бы меня в приказе, без моего ведома, назначили гауляйтером Украины, мне бы стали кричать «Хайль Гитлер!», и я бы нёс за это ответственность?!»

Прокуратура Оболонского района г. Киева проводила расследование и 19 апреля 2010 года отклонила иск, не найдя подтверждения незаконного получения пособия. Казалось бы, всё, кошмар закончился, но в начале декабря 2010 года Леон Ехильевич опять получил иск уже от Киевского городского центра занятости. «Они даже не сообщили дату суда! Если бы я сам к ним не приехал, то так и не узнал бы, т. е. суд прошёл бы без меня». Материалы дела в иске изложены на пяти страницах, но ни словом не упоминается оправдательное решение Оболонской прокуратуры.

Бывший преподаватель пытался «по-хорошему» получить от ректора пакет оправдательных документов, ему это не удалось. Единственный выход – это подавать в суд.

Лучше всего сформулировал отношение инстанций к обычному человеку проректор господин Гринь. Разговаривая по телефону с юрисконсультом Укртелерадиопрессинститута, преподаватель услышал, как проректор сказал: «Мне этот Кляйнберг до лампочки!» Коротко, ёмко и отображает правду жизни. Так ведь и есть на самом деле, и институту, и фонду занятости, основная функция которого защищать население, до лампочки то, что человек больше года находится под дамокловым мечом, лежит в больнице из-за пошатнувшегося здоровья, бегает с документами, пытаясь доказать то, что и так все понимают. Ни за что ни про что, из-за какого-то приказа, опубликованного даже без его ведома, человек оказался между двумя учреждениями, Сциллой и Харибдой, которым он до лампочки. Легко начинать суд, будучи государственной инстанцией, с армией оплачиваемых государством юрисконсультов. Почему бы и нет? Глядишь, ответчик замается платить адвокату, бегать по судам, нервничать и болеть, а просто даст взятку. Может, это не так, но с какой ещё целью можно преследовать человека по такому абсурдному поводу?

Мы обращались в приёмную ректора Укртелерадиопрессинститута, нам посоветовали обратиться к юрисконсульту Александру Олеговичу. К сожалению, два дня его не было на работе, и поговорить с ним не удалось. Также, был направлен официальный запрос в КГЦЗ с просьбой прокомментировать ситуацию, который пока, увы, остался без ответа.

Каким будет итог этого дела, покажет время, а пока очевидно, одно, что человек интересен и фонду занятости, и работодателю, и любому другому юрлицу до тех пор, пока не имеет проблем. А с проблемами всем все "до лапочки" и это еще так мягко говоря… «Обозреватель» будет следить за развитием этого дела и обязательно осветит его итог, нам это не "до лампочки"…