Чалый: с буферной зоной не будут считаться, Украине нужно быстрее вступить в НАТО

8 минут
51,2 т.
Чалый: с буферной зоной не будут считаться, Украине нужно быстрее вступить в НАТО

На встрече президентов США Джо Байдена и России Владимира Путина не будет договоренностей за спиной Украины. Американцы помогали Киеву и будут дальше делать это, но не стоит ждать, что они "раскроют зонтик" над нашей страной и введут свои войска, чтобы защитить от агрессора.

Попытка закрепить внеблоковый статус Украины привела к войне, нашему государству нужно ускорить процесс вступления в НАТО. О возобновлении ядерного статуса говорить не стоит, следует лучше сделать ставку на развитие высокоточного оружия.

Такие мнения в эфире телеканала OBOZREVATEL высказал экс-посол Украины в США Валерий Чалый. Далее приводим его прямую речь.

На встрече Байдена и Путина не будет договоренностей за спиной Украины

Это важная встреча. Я напомню, что российские войска полностью никуда не отходили от наших границ, техника остается. В отношениях США и России сейчас серьезные проблемы. Российского посла отозвали, а американскому поступило странное предложение уехать из Москвы. Поэтому фактически эта встреча направлена, в первую очередь, на то, чтобы найти какие-то решения в двусторонних отношениях.

Видео дня

Президент России поднимал ставки, в том числе, используя атаки на Украину. Я не думаю, что это повлияет напрямую, но на переговорах все используют свои активы.

За спиной не будет никаких договоренностей. Не потому, что у нас очень хорошо скоординированная позиция по США – я так не считаю. Я считаю, что было бы хорошо, если бы встреча президентов США и Украины состоялась раньше, чем встреча президентов США и России. Но этого не произошло, и будут использовать результаты договоренностей, которые были достигнуты во время приезда высокопоставленной делегации в Украину во главе с Энтони Блинкеном.

Не из-за этого не будет договоренностей за спиной Украины, а потому, что на это будет смотреть Китай. Он будет смотреть, будут ли США сильны в этих переговорах или слабы.

Основной оппонент США – Китай. Основной оппонент Китая – США. Россия уже не является игроком, который мог бы диктовать условия. И поэтому Россия использует последний механизм – военную силу и шантаж.

Для Байдена Россия – противник номер один.
Вашингтон не будет держать над Киевом "зонтик", но будет помогать

У каждой страны есть свои национальные интересы. США не будут делать за нас то, что в наших национальных интересах. Сейчас наши национальные интересы совпали с точки зрения противодействия агрессивным действиям России и с точки зрения того, что Украина может стать, и думаю, будет моделью того, как на постсоветском пространстве можно создать демократическую, рыночную, сильную страну.

США помогают. Они скажут: мы дали несколько миллиардов долларов, мы ежегодно даем 700 млн на оборону, безопасность и реформы. И это правда. В этом году по всем программам может быть больше 400 млн. Это огромная помощь.

Это не благотворительность американского налогоплательщика. Он понимает, почему он это делает – ему не нужна на месте Украины такая страна, как Беларусь при Лукашенко, как Россия, которая пошла в авторитаризм. Это прагматичное решение. Но рассчитывать на то, что кто-то зонтиком накроет нас, что зайдут американские войска и нас защитят, не стоит.

Байден приедет в Киев при одном условии

Я думаю, что такие завышенные ожидания, которые формируются относительно приезда американского президента в Украину, не способствуют тому, чтобы он приехал. Для этого нужно делать много шагов самим. Нельзя накануне приезда американской делегации создавать дополнительные проблемы на ровном месте в сфере корпоративного управления. По "Нафтогазу", возникли вопросы по "Укроборонпрому", и еще вопросы. Много вопросов. Ясно, что это не способствует.

Мой прогноз такой. Вероятность приезда американской высокопоставленной делегации – 100%. Потому что мы стратегические партнеры, и я надеюсь, что таким образом они отреагируют – и участием в Крымской платформе, и участием в мероприятиях к 30-летию Независимости.

Вероятность приезда Джозефа Байдена во главе этой делегации сегодня очень мала. Единственный вариант – я очень хотел бы, чтобы этого не было, – если будет эскалация российских военных действий, то Байден может продемонстрировать позицию США своим присутствием.

Белорусско-российские учения "Запад-2021" пройдут 10-16 сентября. Временные рамки так складываются. Почему сейчас тихо? Потому что ждут двусторонней встречи в Женеве.

Все возможно в мире и в дипломатии. Иногда для этого нужны сверхусилия. Надо постоянно быть в такой динамике и активности, которую должен задавать руководитель страны, который по Конституции отвечает за внешнюю политику, чтобы потом, когда появляется окно возможностей, ты был в правильное время в правильном месте. И тогда таких нереальных вещей можно достигать.

Байден хочет, чтобы Путин сделал шаг назад.
Внимание мира переключилось с Украины на Беларусь, и это проблема

Накануне саммита НАТО будет саммит G7, а потом уже встреча президентов России и США. Вроде на G7 уже приглашают лидеров белорусской оппозиции. У меня возникает вопрос: а что, в Украине ситуация легче? Нет. Просто сейчас все внимание переключилось туда, и сейчас это для нас будет проблемой. Времени осталось совсем немного, а наш вопрос гораздо сложнее, потому что у нас идет война, реальная война.

Несколько недель назад весь мир был в шоке от эскалации России на границах с Украиной, а теперь что? Сейчас нужна дипломатическая работа, чтобы вернуть Украину на топ-позицию, сделать акцент на урегулировании нашего вопроса.

Я знаю, что такие попытки есть. Но для того чтобы это стало реальностью, должна быть очень активная позиция. В прошлый раз наше руководство было настроено без энтузиазма относительно саммита НАТО, не поехало, то кто же сейчас будет приглашать, если нет какого-то украинского формата? В свое время делались такие вещи. Я сам был на такой встрече. Там было не семь, а пять стран, но все они были за столом и они обсуждали Украину. Сейчас надо пробовать это сделать.

Россия для США – ключевой противник, который должен сделать шаг назад

Статус России определен базовыми документами – Стратегией национальной безопасности США. Там Россия называется ключевым противником. Сейчас и в ближайшее время. Джозеф Байден во время кампании заявлял об этом достаточно четко.

Конечно, они хотят видеть Россию, которая сделает шаг назад в своих попытках поиграть на мировой карте, заменить международное право "правилами", которые они хотят изобретать.

Но есть вопросы, которые Россия может предложить США. Россия – ядерная держава, здесь США, как и все страны, опасаются того, что будет с этим ядерным оружием. Напомню, Россия приняла решение о том, что она может превентивно использовать ядерное оружие. Я уже не говорю о том, что в Крыму возобновили советские хранилища для ядерных боезарядов – об этом сообщалось в СМИ.

Это опасная вещь, и ясно, что они будут об этом говорить. США хотят понять, что будет дальше. Идет нагнетание, шантаж, и они, конечно, хотят остановить такое развитие событий.

Верить можно не в меморандумы, а в армию и в заявления топ-политиков

Надо верить только в силу своей армии, флота и авиации, силы внутренней консолидации и силы страны. Верить сейчас нельзя даже международным договорам.

Россия с легкостью разрушила всю нашу договорно-правовую базу, касающуюся территориальной целостности и обеспечения суверенитета. А это базовые международные соглашения в мире. Напомню, наше соглашение называлась "Договор о дружбе и партнерстве". Будапештский меморандум, который был на самом деле слабее, но также действовал. Он также не работает.

Верить нельзя и бумагам. Парадоксально, но сейчас даже больше значит сказанное слово. Это не является гарантией. Но если это сказал лидер уважаемой страны, конечно, все будут мониторить, насколько это выполняется.

Украине нужно высокоточное оружие.
О Будапештском меморандуме нельзя забывать, но Украине нужно быть в НАТО

Надо поднимать этот вопрос? Надо. Он поднимался? Да. Я был заместителем министра иностранных дел в 2009 году. Тогда официально были сделаны запросы нашим партнерам, которые предоставляли нам гарантии согласно Будапештскому меморандуму. Они ответили, что считают, что на этом уровне свое слово сказали.

Но все равно, хотя этот документ и не является очень жестким международно-правовым, это политико-правовой документ, он довольно обязывающий. Это серьезное дело. Украина лишилась ядерного оружия, значит, надо говорить об этом.

Я поднимал этот вопрос в Вашингтоне. Мы не перевели это в какой-то формат, но времена меняются. Сейчас новая российская эскалация, пробуксовка других форматов.

Является ли Будапештский меморандум гарантией безопасности Украины? Я так не считаю. Но кроме гарантий безопасности, о которых я сказал, есть еще и объединения в союзы или организации коллективной безопасности и обороны. Для нас это НАТО. Поэтому надо максимально ускорить этот процесс. Я уверен в том, что, если бы Украина была членом НАТО или Грузия была бы членом НАТО, не было бы таких наглых действий России.

Кто-то вновь предлагает нейтралитет. Послушайте, вам мало войны 2014 года? Если ты серая зона, буферная, по тебе будут ходить туда-сюда, с тобой не будут считаться. Почему считаются больше даже с маленькими странами Евросоюза или НАТО? Потому что они имеют поддержку. Поэтому очевидно, что у Украины путь четкий, евроатлантический.

Возвращение Украины в ядерный клуб не будут приветствовать, но есть способ защищаться иначе

Дипломатично мы с вами можем говорить об этой проблеме, но на официальном уровне другая ситуация. Если вы заявляете о восстановлении своего ядерного статуса, причем, вы не совершаете соответствующих действий, никто не будет аплодировать и приветствовать вас в ядерном клубе. Есть страны в мире, которые имеют ядерное оружие, но об этом не заявляют. Именно поэтому.

Я думаю, что нам надо делать другое. Нам надо настаивать на том, что мы, отдав ядерное оружие, сделали такой вклад в европейскую и мировую безопасность, что мы все же должны получить максимальную поддержку. Эту позицию надо держать.

И второе – сейчас можно эффективно защитить страну и без ядерного оружия. Есть высокоточное оружие. Только надо его развивать, и очень быстро.

Есть и позитив в том, что мы отдали ракеты. Нас воспринимают как надежного члена режима контроля ракетных технологий. Благодаря этому мы можем многое делать в мирном освоении космоса и в другом. Поэтому это надо использовать. А там, где всеми международными соглашениями нам разрешено иметь высокоточные ракеты большого радиуса действия, это надо делать.