Украина и Россия могут схлестнуться на Азове - генерал

57,3 т.
Украина и Россия могут схлестнуться на Азове - генерал

В России заговорили о том, что якобы Украина готовит провокации, чтобы воспрепятствовать проведению в РФ чемпионата мира по футболу. Сообщается, что Черноморский флот приведен в состояние повышенной боеготовности, чтобы не допустить этого.

Видео дня

Имеется ли хотя бы теоретическая возможность подобных действий Украины? Располагает ли она необходимыми средствами? В какой форме возможны провокации, кто мог бы их осуществить?

Насколько "взрывоопасными" сегодня являются Черное и Азовское моря? Почему никто не беспокоиться по поводу того, что на дне этих морей покоятся невзорвавшиеся мины времен Второй мировой войны? И, наконец, почему Крым следует превратить в остров?

Об этом в интервью OBOZREVATEL рассказал генерал-полковник в отставке, бывший начальник Генерального штаба ВСУ, бывший первый заместитель министра обороны Украины Анатолий Лопата.

Анатолий Лопата

- 14 июня агентство Reuters со ссылкой на источники, близкие к российским военным, сообщило: "Силы Черноморского флота РФ приведены в состояние повышенной боевой готовности, чтобы противодействовать потенциальным попыткам Украины помешать проведению чемпионата мира по футболу, который стартовал в Москве в четверг".

Если это правда, то как Украина могла бы помешать проведению ЧМ-2018?

- Прежде всего, это неправда. Потому что на сегодняшний день у Украины нет сил и средств, чтобы помешать Российской Федерации провести чемпионат мира. И потом, какая цель должна была бы стоять перед Украиной, чтобы задействовать какие-то силы для этого?

Мы должны с уверенностью сказать, что это очередная попытка очернить руководство Украины и кинуть камень в ее огород.

- Сугубо теоретически – может ли Украина организовать какие-то провокации?

- Нет, не может. Украина может, к примеру, не посылать свою команду, но туда едут наши люди, болельщики. Или послать с этими людьми несколько агрессивных или антироссийски настроенных человек, чтобы они развернули какой-то баннер. Например, "Свободу Сенцову!", "Прочь руки от Украины!", "Прочь руки от Крыма и от Донбасса!"

Я не исключаю таких возможностей. Но поверьте мне, это не задача Украины, не государственная цель. Это может быть задачей отдельных людей, живущих в Украине, потерявших своих детей, своих родных на поле боя.

Кроме того, есть еще и одержимые, которые хотят засветиться.

- То есть вы считаете, что на провокации способны люди, у которых есть личные счеты с Россией и они могли бы что-то организовать, в том числе на чемпионате мира?

- Я хочу сказать, что исключать подобные попытки отдельных людей нельзя.

- Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на сегодняшний день в Черном море? Каков баланс сил?

- По сравнению с флотом РФ наших сил там просто нет. То, что у нас было – только небольшая часть Черноморского флота, и все это досталось России. Это во-первых. Во-вторых, произошла аннексия Крыма и фактическая сдача командованием Черноморского флота украинских интересов.

Там не осталось ничего, что сегодня служит украинским целям, украинским задачам. Украинский флот только-только начал образовывать себя, создаваться в Украине.

Поэтому связаться с Черноморским флотом было бы просто глупо. Мы на это не пошли бы никогда.

- А что в Азовском море?

- На сегодняшний день Азовское море представляет больший интерес для Российской Федерации. В какой-то степени Украина и Россия могут противоборствовать в этой акватории.

Вы знаете, что Россия уже блокирует наши корабли, и она будет делать это всегда.

И если мы будем надеяться только на Керченский пролив, это неправильно.

Сегодня есть хорошие, но немного затратные проекты – сделать свой небольшой канал, чтобы спокойно выходить по нему в Черное море на свою территорию.

Так как Россия сегодня присутствует в Крыму, она доминирует в акватории крымских вод. Но мы можем выйти с совершенно другой стороны, отрезав каналом Крым от суши. И сделать его островом. Эта идея мне нравится.

Мы сделаем канал по нашей территории. Он будет небольшой – около 140 километров, шириной до 100 метров. Углубляем дно, чтобы по каналу могли ходить любые высокотоннажные корабли.

Таким образом, мы будем иметь выход к морю, контролируя свою территорию, от Мариуполя и дальше.

- Вы думаете, Россия не будет препятствовать таким действиям Украины?

- А это совершенно не зависит от России. Это наша территория, мы ее контролируем и не собираемся сдавать.

- По вашему мнению, где сегодня для нас более взрывоопасная ситуация – в Черном или в Азовском море?

- Черное море – это территория, которая контролируется странами, имеющими свои границы в пределах этого бассейна и которые имеют свои интересы, в том числе экономические. В частности, Турция не исключает своего влияния в Черном море, и флот Турции ничуть не слабее флота российского.

Поэтому зона Черного моря будет всегда стабильной, потому что выйти из него можно только через соответствующие проливы, которые контролируются Турцией.

В то же время Азовское море может представлять собой зону конфликта между Украиной и Россией, поскольку оно находится в пределах политики и действий только этих двух государств.

Там могут быть различного рода конфликты. Не исключаю, что это может быть диверсионная деятельность, минирование на путях движения кораблей. Мало ли что может случиться, когда нет урегулирования мирным способом каких-то вопросов между двумя государствами.

- Кстати, высказываются мнения о том, что Россия хотела бы сделать Азовское море своим внутренним морем.

- Она не может это сделать.

- В чем состоит главное препятствие?

- Наше побережье. Для этого им надо овладеть Донецкой областью в полном объеме, Запорожской областью в полном объеме, Херсонской областью.

Это их цель, но достичь этой цели им будет очень сложно.

- На дне неподалеку от Крымского моста поисковики обнаружили советский катер времен Второй мировой войны. Затонул он, вероятно, в 1943-м году, когда акватория между Крымом и Кубанью была сплошным минным полем. По вашим оценкам, остаются ли сегодня в Керченском проливе подводные мины времен Второй мировой?

- Я думаю, что на сегодняшний день таких мин нет. Потому что после войны Черноморский флот проделал огромнейшую работу по разминированию акватории.

Но на дне может находиться огромное количество неразорвавшихся авиационных бомб. Это очень опасные штуки, они там лежат и всегда готовы к взрыву.

Украина и Россия могут схлестнуться на Азове - генерал

- Почему эти бомбы не были обезврежены во время тех работ, о которых вы сказали?

- Такие невзорванные боеприпасы имеют свойство погружаться в ил, и сегодня они покоятся на дне. Поэтому обнаружить их очень тяжело.

Но в таких случаях государство определяет маршруты движения кораблей, и на этих маршрутах водолазы тщательно, системно, в течение многих лет проверяют дно.

В Азовском море такая работа тоже велась. И подходы к портам, к населенным пунктам, расположенным у воды, к причалам – все это обследовано.

Но есть акватория – и в Черном, и в Азовском морях, - где вообще ничего не обследовалось. Есть запретные зоны, куда входить нельзя. Это зоны полигонов, куда стреляет и береговая артиллерия, и ракетные системы.

В таких регионах, возможно, еще необходимо проводить работы по обезвреживанию боеприпасов.

Но мы также должны понимать: если глубина более 50 метров, нет смысла исследовать эти участки. Важно, чтобы корпус корабля не мог соприкоснуться с этой опасной игрушкой, которая называется бомба, снаряд или мина.