УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Амнистия: кто выйдет?

Амнистия: кто выйдет?

25 июля Виктор Янукович подписал закон «Об амнистии в 2011 году». Закон предусматривает амнистирование 12900 осужденных, из которых более 3 тысяч покинут места лишения свободы.

Казалось бы – возможность досрочного выхода за территорию, огражденную колючей проволокой и заборами, должна радовать сидельцев. Она и радует. Но не всех. Без сомнения, амнистия – серебряная мечта людей, отбывающих наказание. Это, по сути, последняя надежда для тех, кого запрессовали в лагеря бездушные машины в милицейской форме. Однако каждый из грезящих о последнем шансе не потерять несколько лет жизни понимает – скорее всего, на свободу выйдет не он.

А кто? В Украине, являющейся, без сомнения, неправовой страной, амнистия давно превратилась в товар. В товар, который можно выгодно продать. Кроме того, каждый человек, желающий выйти на свободу, обязан пойти на небольшую уступку. На сделку с собственной совестью. Машина подавления личности, отлаженная и мощная, катит по судьбам людей многие десятилетия, и никто ничего менять в работе этого катка не думает. Все продумано до мелочей. Дело в том, что для применения амнистии необходимо ходатайство обвиняемого. В прошении он обязан попросить освободить его от наказания, и ПРИЗНАТЬ СВОЮ ВИНУ. Без признания вины свободы ему не видать.

Отправьтесь в любое РУГУ МВД не областного центра даже, а столичное. Посмотрите на лица оперативных сотрудников, пообщайтесь со следователями. Это на самом деле уникальные люди, улыбающиеся подозреваемым, и угощающие сигаретками допрашиваемых. Они привыкли, улыбаясь, «клеить дела», их учили давать сигаретку, и врать в глаза, уговаривать, вешая лапшу о «чистосердечном признании». А также – бить, пытать, мучить.

Эти люди абсолютно не задумываясь отнимут у вас несколько лет жизни, здоровье, молодость, и отправят на нары. Все они – рабы великого бога раскрываемости и отчетов, поклонники бумажных завалов протоколов допросов и очных ставок. Им плевать на вас. Им плевать на то, что человек, даже освободившись из мест лишения свободы, на всю жизнь останется заклейменным. Клеймо на лбу – «бывший», и закрытые двери госучреждений, офисов, банков.

Кто-то ведет статистику незаконно осужденных в Украине? Нет такой статистики. По оценкам различных правозащитных организаций, количество людей, отсиживающих сроки за чужие преступления, составляет до 40%. 40% от более чем 150 тысяч осужденных! Мы на третьем месте в Европе по количеству граждан, находящихся в местах лишения свободы. Перед нами – Россия и Грузия.

Вот лишь один из тысяч случаев милицейского беспредела. Один из тысяч случаев ужасающего беззакония, когда следователи «крепят» тех, кто под рукой, самыми доступными способами:

«Дмитрий Алексеенко осужденный за якобы убийство невесты Татьяны. «Допрос начался приблизительно в 23.30. То, что происходило в кабинете, мало было похоже на допрос. Сначала я рассказал, как все было. Мне начали угрожать и запугивать, требовали, чтобы я рассказывал про убийство, а не то, что я рассказываю. Когда они ничего от меня не услышали, ко мне стали применять силовые методы. Несколько раз ударили в грудь, застегнули руки за спину и начали поднимать руки вверх. Одевали противогаз, и задували в него дым от сигарет. Приблизительно около 5 часов утра меня отвели назад в камеру, а где-то минут через 30-40 снова вывели.

Зайдя в кабинет, я увидел тех самых оперуполномоченных: Ену, Никуленко и Дарагана, которые, так сказать, «допрашивали» меня ночью. Никуленко с Дараганом сразу застегнули мне наручниками руки за спину и, подняв их вверх, подвели к столу. Никуленко сказал, что на столе лежат показания, которые я должен подписать, и что, если я их не подпишу, то, что было ночью, покажется для меня «цветочками». После всего уже испытанного я не стал испытывать судьбу и подписал. После того, как я подписал, с меня сразу сняли одежду на экспертизу, взяли у меня на экспертизу части ногтей и волос с головы и отвели назад в камеру. Этим же утром (времени не знаю) меня вывели к следователю Хитматулину.

Хитматулин сказал, что сейчас меня поведут на место преступления и будут там показывать, что и как. Я ему сказал: «Что показывать, если толком ничего не знаю». Тогда он дал мне прочитать якобы мои показания и сказал, что если что-нибудь я забуду, то Никуленко и Дараган напомнят и подскажут» в результате этих действий и было сфальсифицировано уголовное дело».

Никого такие случаи в Украине уже не потрясают. Не кажутся из ряда вон выходящими. Потому не кажутся, что НЕ ВЫХОДЯТ они из ряда конвейерной штамповки уголовных дел.

И в этой стране, при такой правоохранительной системе, несправедливо обвиняемый обязан признать свою вину. Даже если вина его лишь в том, что под руку подвернулся. Даже если «доказательства», собранные следствием, не выдерживают никакой критики. Даже если факты буквально вопиют – «невиновен!» Не признаешь вины – не освободишься.

А освободишься, признав вину – на всю жизнь останешься с клеймом на лбу. Подумайте, насколько цинично ставить человека перед выбором – признавать несуществующую вину, или гнить в колонии. Это ломка личности. Это уничтожение человеческого «я».

После подачки в виде освобождения от наказания за то, в чем невиновен, человек до конца своих дней может доказывать свою невиновность где угодно – хоть в Европейском суде, хоть в Гаагском трибунале. В Украине признание собственной вины, как и во времена Вышинского – царица доказательств. Сначала соглашаешься взять на себя чужие грехи, а доказательствами, как бриллиантами из стекла, ржавый каркас уголовного дела обрамят. Умельцы годами мастерство оттачивали, украсят дело доказательствами, как елку новогоднюю серпантином.

Теперь по поводу «небесплатности» амнистии. В законе есть условие – «отсутствие нарушений условий режима содержания». Для несведущего это выглядит так - зек «твердо стал на путь исправления», работает, книжки читает, и стенгазету рисует. На самом же деле, для того, чтобы быть у начальства в любимчиках, необходимо нечто большее, нежели честный труд и примерное поведение. Заключенный должен ПОКУПАТЬ расположение отрядных, оперов, вертухаев, бугров. Покупать за деньги, ибо служивый тюремный народец не интересует твое желание становиться на какие-то там «пути исправления».

По свидетельствам очевидцев, перед амнистией даже у самого примерного зека вдруг появляются какие-то «бока». Акты на него составляются, рапорта пишутся, режим он злостно нарушает, предметы запрещенные хранит. Амнистия – вот она, рукой подать. Но не выйдешь на волю, пока не урегулируешь вопросы с господами, от которых твоя судьба зависит. Будешь из кожи вон лезть, чтобы освободиться, будешь умолять родню продать квартиру, и дать денег всей цепочке негодяев, ожидающих амнистию, как ожидают продавцы свечей светлого Рождества.

Вот она какая, украинская амнистия. Вот оно какое, счастье для осужденных. Украинское счастье, особое. Почти 13 тысяч человек вырвутся из ада порочной системы уничтожения человечности. Около 13 тысяч человек рванут за забор, оставив в лагерях и кабинетах садистов-следователей огромные деньги, мечты, человеческое достоинство, и веру в справедливость, которой в Украине нет…