Спасенная украинка с Costa Conkordia:"Мы думали, что еще вернемся на судно"

Спасенная украинка с Costa Conkordia:'Мы думали, что еще вернемся на судно'

Вчера украинцы, спасенные с затонувшего лайнера Costa Conkordia, вернулись домой. Подробности своей несостоявшейся поездки рассказала «Обозревателю» одесситка Лариса Полетаева.

«Я всю жизнь мечтала о таком круизе. Такой роскошный лайнер, такие замечательные места. И когда мне в турагентстве, услугами которого я пользовалась и ранее, предложили этот круиз, то я сразу согласилась», - рассказывает Лариса.

«Это ведь недорогой круиз. Девять дней с питанием мне обошлось всего в 399 евро, разве же это дорого? Лишь нужно было еще авиаперелет оплатить, но если брать заранее, то можно купить билет и за 200 евро в обе стороны», - говорит Полетаева.

Видео дня

Она начала собираться в поездку, было уже все оплачено, куплены билеты в Барселону, но на пути осуществления мечты Ларисы стало испанское посольство, которое не давало ей визу. Не знаю, что это было. Может быть, это можно считать предзнаменованием, что не нужно было ехать. Представляете, все оплачено, заказано, а визы нет. Я была вся на нервах, ведь это продолжалось почти полтора месяца, и вот, буквально в последний день, я получила эту визу и вылетела в Барселону. Я была так счастлива! Мы летим в Барселону, потом садимся на теплоход. Теплоход совершенно изумительный, мы заходим на Сицилию, Сардинию. Дошли до Рима. Судно замечательное, все вокруг блестит все великолепно, шикарные каюты. В каждом салоне – рояли, есть классическая музыка».

Несмотря на весь позитив, которую получала от поездки Лариса и пассажиры, путешествующие вместе с ней, почти у каждого перед поездкой были какие-то предчувствия: «Кому визу не давали, так же, как и мне, а кому говорили родители – мол, останьтесь дома, у вас же дети. А было и такое, что нет-нет, кто-то и проведет сравнение с «Титаником» - такой же большой корабль, как бы не затонул. Но все это было в шутливой форме», - рассказывает она.

Катастрофа застала Ларису в театральном салоне, где она вместе с другими туристами смотрела выступления фокусника.

«Мы сидели и смотрели выступления фокусника. Когда слышим – ба-бах! Кто-то рядом пошутил, мол, фокусник. А я вижу, как со стола просто на пол падают бокалы с коктейлями и говорю: «Ребята, это не фокусник!» Сам же фокусник выскочил из салона и куда-то убежал, никому ничего не сказав».

Все стали выходить из салона, еще не понимая, что же произошло. На судне погас свет. «Тут же по радиосвязи нам объявили о том, что ничего страшного не случилось, произошел просто сбой в электросистеме, и все скоро восстановится. Нужно вернуться в каюты и ждать. И это повторяли несколько раз – на французском, английском, немецком, и люди верили. Они ведь все законопослушны, и привыкли доверять тому, что им говорят. Лишь мы, славяне, поняли, что нужно рассчитывать только на себя».

Так как учебная тревога на судне не проводилась, многие даже не знали, куда бежать, в случае эвакуации: «Нам просто в первый день показали учебный фильм и все. Когда я спросила, когда будет учебная тревога, девушка просто махнула рукой – мол, считайте, что вы ее уже провели. Разве же так можно было? Там же лабиринт!».

Когда погас свет, Лариса уже добралась до своей каюты, надела спасжилет и ждала в коридоре. Она понимала, что до тех пор, пока не было объявления, о том, на какую палубу бежать, нужно просто ждать. «Рядом со мной стоял человек с рацией и когда ему по рации сообщили о том, что нужно эвакуироваться и бежать на палубу №4, то мы тут же туда и отправились».

Никто из пассажиров, несмотря на происшедшее, не думал о том, что больше не вернется на Costa Conkordia, многие оставили там свои вещи, драгоценности: «Люди же поехали в круиз, многие взяли с собой хорошие вещи. У меня был лэп-топ, фотоаппарат, мобильный. Все осталось там. Мы даже представить себе не могли, что судно затонет».

Паники еще не было, хотя судно уже начало крениться. Те шлюпки, которые были на правом борту, уже были на воде, их, по словам Ларисы, удалось спустить лишь частично. А те шлюпки, которые были на левом борту, достать было сложнее. «Ведь очень долго ни капитан, ни его помощники не давали сигнала об эвакуации. Должен был быть такой сигнал – семь коротких гудков, один длинный. Когда дали, шлюпки стало труднее спускать на воду. Мы нашу шлюпку спустили на воду титаническими усилиями. Она практически свалилась в воду. Я была там одной из первых. Мы все время боролись за свою жизнь. То попадали в воду, то никак не могли направить шлюпку в правильном направлении. Продолжалось это почти два часа. В 21.40 судно натолкнулось на эту гору, а в 23.30 шлюпка уже пришвартовалась к берегу. Мы - все мокрые, замерзшие, нас никто не встречал. Но мы еще отделались более-менее, а вот те, кто спасались позже... там же была такая паника. Ведь на борту судна было много инвалидов, много пассажиров с детьми, им было намного сложнее».

Крушение произошло недалеко от острова, на котором расположен маленький итальянский городок: «Спасибо итальянцам, которые помогли нам. Кто выбрасывал из окон домов теплые вещи, кто открыл бар и угощал нас горячими напитками».

Чуть позже, к спасшимся с лайнера, приехали представители украинского посольства и помогли им поселиться в отели, помогли и с документами: «У нас же не было паспортов. Они нам сказали сфотографироваться и после этого выдали нам временные удостоверения. Я очень благодарна МИД за такую быструю организацию нашей доставки домой», - говорит Лариса.

Сейчас Лариса Полетаева дома, в Одессе. В аэропорту вчера ее встречал сын. Это была первая ночь за трое суток, когда она смогла выспаться: "Я не спала совсем все это время. Я даже плакать поначалу не могла. Стресс, шок, тахикардия. Плакать начала только в самолете, когда мы летели из Рима. Когда стюардесса начала показывала нам, как пользоваться спасжилетом в случае приводнения, у меня просто полились слезы», - говорит Лариса.

В следующую поездку Лариса Полетаева пока не собирается. Говорит, что нужно придти в себя, оправиться от полученного стресса и восстановить здоровье. «Я сейчас нахожусь в таком состоянии ужасном».

Она еще надеется на то, что государство не оставит их наедине с этой трагедией. «Нужно, чтобы представители нашего государства, представители туристических фирм, юристы возбудили дело. Чтобы мы не остались без паспортов, как люди второго сорта. Ведь пассажирам,из тех стран, которые входят в ЕС, документы выдали сразу. Кроме этого, за эту халатность должен кто-то ответить. Должна ведь быть какая-то моральная компенсация», - говорит Полетаева.

Как ранее сообщалось, круизный лайнер Costa Concordia, на борту которого находились более 4200 человек, в ночь с 13 на 14 января потерпел крушение недалеко от острова Джильи у берегов Италии. По словам капитана, судно напоролось на скалы, которые не были указаны на навигационной карте. В результате катастрофы пять человек погибли, не менее 67 получили ранения, 15 до сих пор считаются пропавшими без вести. По информации некоторых СМИ, в момент катастрофы капитан судна распивал спиртное в своей каюте вместе с молодой девушкой, и в этой катастрофе есть и его вина. По информации же МИД Украины, на борту лайнера было 45 украинцев. 27 из них уже вернулись домой, трое решили продолжить отдых.