К американской саге Лазаренко. Что было 13 лет назад?

К американской саге Лазаренко. Что было 13 лет назад?

Меньше месяца осталось отсидеть украинскому экс-министру Павлу Лазаренко в американской тюрьме. 97 месяцев заключения подходят к концу. Срок достаточный для того, чтобы о бывшем высоком чиновнике на родине практически забыли – для современного политикума он уже списанный материал. Из утиля его достают разве, что в контексте дела Юлии Тимошенко, пытаясь доказать, что в тандеме Лазаренко-Тимошенко именно первый был злым гением. Как проходило расследование дела Лазаренко - об этом пишет Николай Обиход, экс-заместитель Генпрокурора, который непосредственно принимал участие в расследовании. "Обозреватель" предлагает вашему вниманию авторский текст Николай Обихода.

1 ноября 2012 года бывший премьер-министр Украины Павел Лазаренко выходит из американской тюрьмы.

Этому событию придает пикантность то, что в это же время власти США оказывают беспрецедентное давление на государственные структуры Украины в поддержку другого экс-премьера Украины – Юлии Тимошенко, только начавшей отбывать 7-летний срок по приговору украинского суда.

А ведь в свое время Лазаренко - партнер Тимошенко по теневой деятельности 90-ых годов и ее партийныйначальник - глава оппозиционной партии "Громада", предшественницы тимошенковской "Батькивщины", где в те годы Ю.Тимошенко и А.Турчинов подвизались в роли партийных заместителей Павла Ивановича, был арестован именно в США. А затем без лишней демагогии приговорен судом Соединенных Штатов к 8-летнему заточению в американской тюрьме.

Видео дня

И это не вызвало со стороны западного политикума и общественности никаких протестов и возмущенных заявлений об американском избирательном правосудии и о политических преследованиях в США лидера украинской оппозиции.

Хотя на самом деле Лазаренко и Тимошенко ничем не отличаются друг от друга перед лицом Закона.

Это два клона-близнеца одного и того же явления, которое скрывает под личиной якобы честных политиков свое действительное нутро.

Суть его метко отметил один из украинских литераторов Ю.Рогоза, сначала с неподдельным энтузиазмом воспевавший ЮВТ, а затем пришедший к трезвому выводу: "…ты – не Жанна д’Арк, не Шарль де Голь и даже не Эвита Перон, ты жадный и хищный капиталист с холодными глазами и калькулятором в кармане, готовый взорвать половину моей страны ради безраздельной власти и миллиардов!..." (Ю.Рогоза "Убить Юлю-ІІ", Киев, 2007).

Но то, что позволено Юпитеру (читай – Америке), не позволено быку. Сегодня в роли этого быка выступает Украина.

К выходу Павла Ивановича на свободу в "Украинской правде" приурочен цикл публикаций Сергея Лещенко под названием "Американская сага Павла Лазаренко".

Позволим себе сделать несколько важных замечаний - для любопытствующих читателей и дать некоторые советы - для исследователей жизни и злоключений в Украине и за ее пределами обоих экс-премьеров.

Первое. Тем исследователям современной "Лазариады", которые далеки от датского проекта I-SCOOP, финансирующего поездки С.Лещенко за океан, во избежание необходимости личного копания за тридевять земель в далеком Сан-Франциско в архиве окружного суда, проще воспользоваться в Украине, не отходя от рабочего стола, американской ресурс-системой Public Access to Court Elektronic Records (PACER) – "Публичный доступ к судебным электронным документам".

Второе. Не следует забывать, что у журналиста Лещенко нет ни монополии на истину в окончательной инстанции, ни возможности воссоздать полностью то, что происходило годы назад в США, Швейцарии и других странах с делами Павла Лазаренко и с самим экс-премьером

Так, автор "саги" использует ограниченные источники информации ("…протягом трьох тижнів автор цих рядків досліджував документальну сторону справи – файли, які досі зберігаються в окружному суді Північного округу Каліфорнії у Сан-Франциско…",С.Лещенко "Американська сага Павла Лазаренка", УП, 13.09.2012).

Но в архивах американского суда находятся не все материалы расследования прокуратуры и ФБР США в отношении Павла Лазаренко и его сообщников.

Напомним взятое тем же Лещенко в августе 2011 года интервью у американского прокурора Марты Берш – главного следователя по американскому делу Лазаренко и его обвинителя в калифорнийском суде: "…У нас было огромное количество информации, которая осталась в офисе прокурора. .. Так что в суде по делу Лазаренко были представлены только некоторые показания, не все…" (УП, 22.08.2011).

Подтверждением такой неполноты пресловутых "калифорнийских коробок" из американского суда с материалами дела Лазаренко служат ляпсусы в публикациях "УП" об убийстве Евгения Щербаня, которые свидетельствуют об ограниченности документальной базы, используемой Лещенко.

Вместе с тем обстоятельства, которые Лещенко почти через 15 лет пытается реконструировать из отдельных доступных фрагментов, известны в Украине участникам реальных событий из следственной группы Генеральной прокуратуры, работавшей по делу Лазаренко-Тимошенко в 1998-2002 годах.

Они тоже считают, что правда об американском (и не только американском) деле Лазаренко нужна, чтобы прекратить потоки сознательной лжи и манипуляций, сопровождающих это дело.

К сожалению, почему-то многие забывают, что эта правда касается и Юлии Тимошенко – партнерши Павла Ивановича в 90-ые годы. Вот здесь-то – в отношении ее роли в событиях с Павлом Лазаренко в 90-ых годах - лжи хоть отбавляй.

Третье. Нельзя не обратить внимание на одну из таких манипуляций – на сплошное замалчивание титанической работы украинских следователей по делу Лазаренко. Замалчивание того, что они сделали для разоблачения днепропетровского коррупционного спрута во главе с Лазаренко, Кириченко и Тимошенко и для разрушения зародившейся в середине 90-ых теневой империи "Хозяина", начавшей превращение экономики Украины в свою феодальную вотчину.

Впечатляющие масштабы этой империи хорошо видны из уже открытых документов американской юстиции и не менее ярко зафиксированы в пока еще закрытых документах украинского дела в Генеральной прокуратуре Украины.

Четвертое. Бросается также в глаза выпячивание – не с целью ли вызвать сочувствие у сердобольных украинцев? - тех лишений, с которыми Лазаренко столкнулся в США – арест, многолетнее лишение свободы, фактически потеря большинства "нажитых непосильным трудом" многомиллионных финансовых и других активов, утрата репутации, кардинальное изменение судьбы этого по-своему незаурядного человека.

Но ведь нельзя забывать, что эти лишения являются результатом сознательно избранной им же предыдущей жизни и вторичным явлением в сравнении с глубиной его грехопадения.

Для избавления от симптомов ненужного сострадания надо бы вспомнить трагедии Евгения Щербаня, Вадима Гетьмана и их семей, сломанные судьбы других людей, тот урон, который был нанесен авторитету и престижу Украины в глазах мирового сообщества.

И, наконец, пятое– актуальное на сегодняшний день. Это – активные попытки разных сил, как вне, так и внутри Украины, обелить деятельность второго номера днепропетровского тандема – Юлии Тимошенко – в унисон нынешней позиции Запада, в том числе США, в отношении Тимошенко.

Позиция американцев непоследовательна и даже противоречива. Напомним уже подзабытое прошлое, отмеченное накануне визита в Киев американского президента в "Зеркале недели", №22 от 3 июня 2000 года, в статье Ю.Мостовой "Билл Клинтон: "Задача моего визита…" следующим образом:

"…Особое место в переговорах с Клинтоном будет уделено проблеме коррупции. Недавнее заявление американской прокуратуры о предъявлении обвинения Павлу Лазаренко, которого теперь будут судить по американским законам, аккурат совпало с визитом лидера страны в Украину. Подобное можно считать случайностью, а можно – и красноречиво показательным "роялем в кустах". Например, американские эксперты убеждены, что это лишь начало и все деятели с необъятных просторов бывшего СССР, проводившие сомнительные операции либо на территории США, либо в других странах, но через американские банки (!), рано или поздно будут выведены на чистую правовую воду. Информированный источник в США сообщил "ЗН" о том, что американская сторона чрезвычайно довольна работой украинской прокуратуры, которая без "шума и пыли" совместно с заокеанскими коллегами довела до промежуточного финиша дело Лазаренко. Но в Киеве, по сведениям источника, разговор, возможно, будет идти не только об этих, но и о других наработках украино-американской следственной группы. Наработках, в суть которых, как и в случае с украинским экс-премьером, посвящены единицы…".

Это – о позиции американцев образца 2000 года.

Об осведомленности в те времена Юлии Мостовой, учитывая ее давний авторитет в американском посольстве, а также американских экспертов и прокуроров, "всезнающих" ФБР и ЦРУ, информирующих своего президента, речь не идет – она не подлежит сомнению.

Но в свете последних событий возникает множество вопросов к нынешней позиции американских политиков по отношению к "сообщнице Лазаренко", как все-таки до сих пор называется Юлия Тимошенко в документах Департамента юстиции США в судебном процессе о конфискации 280 миллионов долларов на счетах Павла Лазаренко, неспешно протекающем ныне в Федеральном окружном суде Федерального округа Колумбия.

По-видимому, причина этой политической позиции – не в фактах и юридической их стороне, а в другом, о чем позже.

Прежде обратимся к описанным в "американской саге" Сергея Лещенко событиям, связанным с злоключениями Павла Лазаренко в Швейцарии, которые предшествовали его бегству в США.

Что кроется за швейцарскими мытарствами Лазаренко в декабре 1998 года?

1. О "несуществующих" швейцарских счетах украинского премьер-министра

С.Лещенко подчеркивает, что подробности задержания Лазаренко в Швейцарии в декабре 1998 года удалось установить "тільки зараз"- с помощью документов, переданных Швейцарией в США, где в 2004 году прошел суд над Лазаренко. То бишь из американских судебных архивов.

Насамом деле эти обстоятельства многим в Украине известны со времени самих швейцарских событий 1998 года.

Перенесемся в бурную атмосферу тех лет.

Осенью 1998 года бывший премьер-министр и тогдашний глава партии "Громада", член украинского парламента и руководитель одной из крупнейших парламентских фракций Павел Лазаренко и его соратники по оппозиционной "Громаде" – Тимошенко, Турчинов и другие еще не чувствовали, что круг вокруг экс-премьера сужается. Они опрометчиво полагали, что ему как всегда удастся выйти сухим из воды.

Эту уверенность немоглопоколебать даже возбуждениеГенеральной прокуратурой еще в бытность Лазаренко премьером - 22 января 1997 года уголовногодела№49-800 по фактам хищения в особо крупных размерах в днепропетровской агрофирме "Наукова" и незаконного использования гражданами Украины валютных счетов за пределами Украины. В этом деле впервые замелькало имя премьер-министра.

Надежды на "тихое умерщвление" в недрах прокуратуры этого дела были вполне реальны - ведь генеральным прокурором страны тогда являлся друг Павла Ивановича бывший днепропетровский облпрокурор Григорий Ворсинов.

Тем не менее, еще при генпрокуроре Ворсинове долгий путь к истине был следствием начат и продолжен - негатив на Лазаренко рос как снежный ком, пока не достиг критической точки, с которой и начались злоключения экс-премьера.

Любая сага о Павле Лазаренко будет неполной без истинной истории его швейцарских счетов. Эта история особенно впечатляет на фоне многочисленных громких заявлений в 90-ых годах самого Лазаренко и его окружения об отсутствии у него зарубежных банковских счетов и заграничных капиталов, тайно выведенных из Украины.

Неприятности Лазаренко начались с практически самого незначительного его банковского счета, замечательного только тем, что его обнаружение в 1997 году дало в руки следствия нить, которая в итоге вывела на множество банковских счетов экс-премьера, густой паутиной раскинутых по всему миру.

Весной 1993 года Лазаренко, являясь представителем Президента Украины в Днепропетровской области, через подставное лицо - швейцарского гражданина жителя Цюриха Вернера Метца учредил в Швейцарии акционерное общество "LIPHandelAG". 2 апреля 1993 года оно внесено в Торговый реестр города Фрибурга.

31 марта 1993 года в Фрибурге Метц по договоренности с Лазаренко открыл в банке "UBS" счета этого общества под №502.607. При этом Лазаренко лично внес наличностью на счет общества акционерный взнос 105 120 швейцарских франков. В документах банка он идентифицирован как лицо, имеющее право распоряжения банковским счетом - собственник экономических прав на средства, доверенные банку обществом "LIPHandelAG".

Затем Лазаренко открыл в Швейцарии целую коллекцию из банковских счетов:

10 декабря 1993 года в Цюрихе в банке "Credit(Lyonais) SuisseS.A." - личный кодированный счет "КАТО-82" №08-05783-3;

14 января 1994 года в Цуге в банке "UBS" - личный счет №237-231.119.60 U;

Там же в Цуге в банке "CreditSuisse" – личный счет №221053.

30 июня 1994 года в Женеве в банке "SCSAllianceS.A." - личный кодированный счет "CARPO-53" №5353, один из двух его основных счетов в Швейцарии;

30 августа 1994 года в Цуге в банке "SchweizerischeKreditanstalt"– личный счет №0823-221053-1;

28 сентября 1994 года в Женеве в банке "BanquePopulaireSuisse" - личный кодированный счет "NIHPRO21678" №518-10-901.735.9, второй из двух его основных счетов в Швейцарии;

21 апреля 1995 года в Цюрихе в банке "LeuAG" - личный счет "Ozilles" №710310.8;

5 февраля 1996 года в Цюрихе в банке "BankJuliusBaerundCoAG" - личный счет №4292.2224/2120.333.01;

7 мая 1997 года в Женеве в банке "CreditSuisse" - счет №0251-914499-4 компании "SamanteTrustLtd", зарегистрированной на о.Мен.;

8 октября 1997 года в Цюрихе в банке "LeuAG" - личный счет "OGRO" №770 021.0.

Во избежание превращения этой статьи в бухгалтерский кондуит не будем здесь говорить о швейцарских банковских счетах, открытых в тот же период на его жену Тамару, а также о многочисленных счетах Лазаренко в других странах.

Не являются отдельным предметом нашего интереса и многочисленные счета Петра Кириченко - советника премьер-министра Лазаренко и одновременно "смотрящего" за его денежным хозяйством в зарубежных банках. Несмотря на то, что Павел Иванович незримо присутствует в денежных операциях и через эти счета. Но - для всеобъемлющего рассказа о банковском хозяйстве днепропетровского мафиозного спрута понадобился бы формат многотомной эпопеи.

2. Почему и как экс-премьер был арестован в Швейцарии?

В феврале 1997 года Генеральная прокуратура Украины обратилась за правовой помощью по уже упомянутому уголовному делу №49-800 к органам юстиции Швейцарской Конфедерации.

Результат сотрудничества с юстицией Швейцарии был предсказуем - следствие с помощью швейцарских коллег вышло на банковские счета общества "LIPHandelAG" и получило документы о том, что собственником экономических прав на денежные средства общества в швейцарском банке "UBS" города Фрибург является Павел Лазаренко.

На этих счетах значилось всего несколько денежных перечислений за 1993-96 годы из разных источников на общую сумму около 4,5 млн. долларов США, которые в дальнейшем были переведены на другие банковские счета.

Но самое главное - в роковом для Павла Ивановича банковском документе от 14 апреля 1993 года с длинным названием "Формуляр идентификации лица, имеющего право распоряжения счетом" собственником экономических прав на средства, доверенные банку обществом "LIPHandelAG", значился Лазаренко Павел Иванович. В формуляре указан адрес места пребывания собственника – Украина, 320004, Днепропетровск, проспект Кирова, 2, что соответствует адресу Днепропетровской областной государственной администрации.

Для профессионалов - следователей украинской Генпрокуратуры этого было достаточно - появился кончик ниточки, ведущей к многочисленным банковским счетам днепропетровского спрута во главе с Лазаренко, Кириченко и Тимошенко в разных странах мира.

Потянув за эту нить, следствие в дальнейшем за несколько лет вытащило из тени на свет божий почти всю огромную финансовую империю Лазаренко-Кириченко-Тимошенко.

Но пока что 23 декабря 1997 года, на основании официально полученных в рамках международной правовой помощи из Швейцарии материалов, в ГПУ было возбуждено уголовное дело лишь по фактам незаконного открытия за пределами Украины валютных счетов для гражданина Украины Павла Лазаренко, их незаконного использования и сокрытия на них валютной выручки. Следователи на тот момент еще не представляли себе огромных масштабов того спрута, к которому они только прикоснулись.

Григорий Ворсинов к тому времени уже оставил кресло генерального прокурора. Наступило недолгое время исполняющих обязанности генпрокурора – сначала Олега Литвака, затем Богдана Ференца.

19 марта 1998 года ГПУ впервые обращается в Верховную Раду Украины с представлением о даче согласия на привлечение народного депутата Павла Лазаренко к уголовной ответственности.

В интервью "Киевским Ведомостям" глава координационного совета "Громады" Александр Турчинов заявил, что подобные действия партия определяет как распространение политического террора в Украине, выражающегося в компрометации лидеров основной оппозиционной партии "Громада". По его мнению, представление ГПУ не будет иметь завершения, поскольку "дело Лазаренко" - сфальсифицировано и после избрания нового парламента Генпрокуратура и Верховная Рада извинятся перед г-ном Лазаренко.

Сегодня – через 14 лет все тот же Турчинов повторяет все те же слова – но уже по поводу еще одной воспитанницы "Громады" - Юлии Тимошенко.

Сам Лазаренко в это время ведет себя самоуверенно и крайне вальяжно. Он даже наступает с целью переломить ситуацию в свою пользу, громогласно "изобличая" происки власти и беспардонно обманывая следователей, средства массовой информации и общество.

В течение декабря 1997 года – февраля1998 года экс-премьера неоднократно вызывают следователи ГПУ для дачи показаний по делу №49-800, но он игнорирует вызовы и в прокуратуру не является.

Наконец, соизволив прибыть 3 февраля 1998 года после многочисленных вызовов в Генпрокуратуру, он дает следователям показания, что никаких счетов за рубежом не открывал и не имеет никакого отношения к швейцарскому обществу "LIPHandelAG".

В это же время газеты в Украине пестрят многочисленными заявлениями Лазаренко, в которых власти и прокуратура обвиняются в политических преследованиях и фальсификации уголовных дел о наличии у Лазаренко зарубежных банковских счетов:

"…Кампанія з шельмування мене та партії "Громада", що її розв’язали високопоставлені чиновники з оточення Президента напередодні парламентських виборів, переслідує мету – знищити політичну опозицію центристських сил, яка стала для них ворогом №1. …Хочу заявити, що ніяких валютних рахунків у закордонних банках я не маю. Як не маю абсолютно ніякого відношення до акціонерного товариства "LIPHandelAG"… Власті панічно бояться зростання популярності партії "Громада", виплескують у суспільство зливи брехні, намагаються зганьбити нас в очах виборців…" (Голос України, 26.12.1997).

"…Змушений ще раз констатувати: жодних валютних рахунків у зарубіжних банках я не маю…" (Голос України, 21.01.1998).

"…Згідно з запрошенням Генеральної прокуратури сьогодні, 3 лютого 1998 року, протягом кількох годин я давав свідчення в якості свідка у справі, що порушена за фактом незаконного відкриття і використання валютних рахунків громадян України за межами держави. …У розмові зі слідчим я спростував будь-яку причетність до відкриття валютних рахунків за межами України. …Водночас я подав позов у захисті честі та гідності до видань, які розповсюдили інформацію про мою причетність до відкриття валютних рахунків за кордоном…." (Правда України, 5.02.1998).

И далее в том же духе – дерзко и лживо. В этом Юлия Тимошенко имела достойного наставника и учителя.

В печатной прессе - засилье заголовков: "Кто дирижирует политической расправой над "Громадой"?", "Как найти счета в швейцарском банке, особенно тогда, когда их там нет", "Лазаренко дал показания и "дело" развалилось!".

Выдавая желаемое за действительное, в одном из интервью Лазаренко сообщает "…Что касается историй с государственной дачей и с валютными счетами, которые будто бы кто-то открыл за рубежом на мое имя, то они закончились, как и должна была закончиться любая фальшивка – пшиком. Надеюсь, у тех, по чьему приказу фабриковалась эта фальшивка, хватит ума не вступать дважды в одну и ту же реку…".

Он почему-то не понимает, что эти заявления лидера "Громады" с удивлением читают и в далекой альпийской стране местные правоохранители и законопослушные банкиры, прекрасно знающие о наличии множества его счетов в Швейцарии.

А киевские прокуроры с удовольствием пересылают лживые заявления Лазаренко в Берн, Цюрих и Женеву как иллюстрацию к истинному лицу этого "добропорядочного" клиента швейцарских банков.

Он и его соратники в "Громаде" в запале оплевывания украинских властей и прокуратуры не догадываются, что своими заявлениями он только ускоряет то самое неприятное, что могло произойти для него в Швейцарии.

Привыкшая к законопослушанию Европа среагировала на цинизм "честного политика" и "защитника народного блага" уже 6 марта 1998 года.

В этот день Генеральная прокуратура Кантона Женева на основании украинских материалов и изъятых в процессе исполнения просьб ГПУ о правовой помощи документов по банковским счетам Лазаренко и его советника Кириченко в швейцарских банках возбуждает уголовное дело об отмывании украинскими гражданами грязных денег на территории Швейцарии.

Теперь уже швейцарцы просят помощи по своему делу у украинских следователей.

В сентябре 1998 года швейцарский следственный судья Каспер Ансерме обращается в ГПУ с просьбой об оказании правовой помощи по швейцарскому делу. Его, в частности, интересует информация о счете багамской компании "ORPHINS.A." в польском "Америкенбанке", о кипрской компании "SomolliEnterprisesLimited", активах Павла Лазаренко в Украине и за границей, материалы о Петре Кириченко и др.

Особенно для швейцарского следователя интересна загадочная сумма в 13 миллионов 600 тысяч долларов, перечисленная с 31 июля по 9 сентября 1996 года со счета не менее загадочной для него компании ""SomolliEnterprisesLimited"" в никозийском банке на Кипре на один из швейцарских счетов, открытых Петром Кириченко.

Так впервые в швейцарских материалах стала фигурировать принадлежащая Юлии Тимошенко – тогда заместителю Павла Лазаренко по партии "Громада" - кипрская компания "SomolliEnterprisesLimited", являвшаяся основным донором личных счетов Лазаренко через посреднические счета Петра Кириченко.

К этому времени украинская прокуратура в ходе своих расследований уже получила из Кипра документы, подтверждающие, что владельцами компании "SomolliEnterprisesLimited" и распорядителями ее банковских счетов с 1992 года являются днепропетровчане Юлия и Александр Тимошенко, третий – их земляк Александр Гравец.

Украинские следователи также располагали документами польского "Америкенбанка", находящегося в Варшаве, которые раскрывали движение средств на счету багамской компании Петра Кириченка "ORPHINS.A." в этом банке.

Из них следовало, что в 1994-96 годах с кипрских счетов тимошенковской компании "SomolliEnterprisesLimited" на польский счет компании "ORPHINS.A." было перечислено более 50 миллионов долларов США.

Забегая вперед, отметим, что еще тогда следователи ГПУ попали на золотую жилу – на этот фрагмент одного из основных потоков получения Павлом Лазаренко своих многомиллионных капиталов, затем отслеженных и арестованных на его личных счетах прокурорами Украины, Швейцарии и США.

Но тогда они не знали, что эти деньги – от Тимошенко для Лазаренко. Это выяснилось лишь впоследствии.

В отношении Петра Кириченко в Украине уже было возбуждено уголовное дело, объявлен его розыск и санкционирован арест.

Украинская Генпрокуратура добросовестно направляет швейцарским коллегам имеющиеся у них материалы.

14 сентября 1998 года на основании собранных к тому времени в Украине материалов, в том числе швейцарских, Генпрокурор Михаил Потебенько возбуждает новое уголовное дело против Павла Лазаренко.

Это дело – о незаконном открытии и использовании за пределами Украины Павлом Лазаренко валютных счетов и сокрытии валютной выручки, хищении экс-премьером государственного имущества в особо крупных размерах и злоупотреблении служебным положением.

Маховик интернационального следствия неумолимо раскручивается дальше.

Встревоженный спрут реагирует. 19 октября 1998 года из одного из комитетов Верховной Рады Украины, возглавляемого представителями "Громады", в Федеральное ведомство юстиции и полиции Швейцарии направляется послание в защиту Кириченка, в котором ставится под подозрение обоснованность действий судьи Каспера Ансерме. Он, дескать, пользуется недостоверной информацией о производстве и торговле Кириченко оружием и наркотиками, якобы полученной от Генпрокуратуры и украинского бюро Интерпола.

В Генеральную прокуратуру и Национальное бюро Интерпола в те же дни из того же парламентского комитета поступают официальные запросы с требованием предоставить информацию об украинском уголовном деле Кириченко и копии материалов, которые направлялись ГПУ и бюро Интерпола в Швейцарию в отношении Кириченко.

При этом, не особо мудрствуя, авторы запросов наобум ссылаются, что комитетом проводится проверка каких-то обращений судебных органов Швейцарии о правомерности уголовного преследования Кириченко.

На самом деле судебные учреждения Швейцарии ни в Верховную Раду, ни в ее комитеты по поводу Кириченко не обращались.

На этом этапе противостояния с правоохранителями Украины и Швейцарии Павел Лазаренко совершает еще одну роковую ошибку.

Его вызывают в ГПУ на 27 ноября 1998 года для дачи показаний по делу №49-800 повесткой, в которой указано, что в допросе будет участвовать представитель швейцарской прокуратуры.

Как известно, в сентябре 1998 года Лазаренко было отказано в выдаче визы для въезда в Швейцарию по причине того, что в Украине в его отношении велось расследование официальными органами.

Швейцарский прокурор напрасно ожидает его в ГПУ целый день – Лазаренко вызов проигнорировал.

Швейцарцы – народ гордый. Они воспринимают случившееся как неуважение к органам юстиции Швейцарской Конфедерации со стороны человека, злоупотребляющего доверием швейцарской банковской системы и одновременно обманывающего собственный народ. Его ставят на контроль в пограничных пунктах Швейцарии для предотвращения тайного въезда на территорию страны.

Через несколько дней - 2 декабря 1998 года около 14 часов Павел Лазаренко задержан при въезде из Франции в Швейцарию на пограничном переходе Сент-Луиз/Базель, где он, не имея разрешения на въезд в альпийскую республику, предъявил на контроле панамский паспорт.

Далее включился обычный, отлаженный как швейцарские часы, механизм. Получив сообщение об этом от пограничной охраны, Федеральное ведомство полиции информировало органы юстиции Женевы и по указанию следственного судьи Каспера Ансерме Лазаренко был доставлен в женевскую тюрьму deChampDollon.

4 декабря в Женеве его допросил следственный судья Каспер Ансерме. После допроса Каспер Ансерме издал распоряжение об аресте Лазаренко. 11 декабря Судебная палата Женевы своим решением продлила срок его предварительного ареста до 11 января 1999 года. Палата мотивировала свое решение тем, что существует возможность бегства Лазаренко и что для швейцарского следствия необходимо его присутствие. Просьба Лазаренко о его освобождении под залог в те дни была отклонена, поскольку деньги, предложенные в качестве залога, происходили со счетов, арестованных в Женеве.

Сообщение о задержании Павла Лазаренко было отправлено в Киев из Берна по линии Интерпола в 16 часов 32 минуты. В Генеральную прокуратуру швейцарские коллеги сообщили об этом чуть раньше.

Продолжение следует...