Донецкий суд дал "вышку" убийце двоюродного брата Арбузова

867
Донецкий суд дал 'вышку' убийце двоюродного брата Арбузова

Вечером 10 января в Ворошиловском райсуде Донецка судьи огласили приговор убийце двоюродного брата главы Нацбанка Украины Антону Игольникову.

Видео дня

49-летний коммерческий директор предприятия "Укруглестрой" вечером 18 июля пришел в ЖЭК № 3 в центре Донецка, повздорил с его работниками и затеял драку. В ходе потасовки получил ножевое ранение в сердце 43-летний Геннадий Сливный, который неожиданно для всех оказался ВИП-родственником. Кузен Арбузова пришел в ЖЭК к знакомым, увидел как Игольников хватает за волосы диспетчера ЖЭКа, и заступился за пожилую женщину.

Игольникова суд признал виновным в убийстве лица, выполнявшего свой общественный и гражданский долг по пресечению хулиганских действий. Ст. 115, ч 2, п. 8 предусматривает наказание в виде высшей меры – пожизненного лишения свободы. Столько требовал для Игольникова прокурор, к такому же решению пришли судьи.

Семья погибшего просила компенсацию в виде миллиона гривен, но суд удовлетворил эти требования наполовину.

В своем последнем слове подсудимый заявил, что судьи и следователи отнеслись к нему предвзято. Игольников считает, что правоохранительные органы в его случае ревностно служили интересам главы Нацбанка.

"Желание отомстить по-человечески очень понятное, и, может быть, нормальное. Но ведь следственные органы и суд – они ведь не в подчинении потерпевшей семьи? Я раскаиваюсь в том, что из-за меня умер человек, но в том, что к этому привело, как это случилось – в этом ведь никто не разбирался. Очевидцы разные истории рассказывают, но даже из них видно, что никакой я не злостный хулиган и дебошир. Цель всего этого я вижу так: как бы побольше мне и моей семье отомстить. Это видно и по иску: 1 миллион гривен – это для Арбузовых, может, немного. Тогда пускай напечатают себе в Нацбанке... Милиция шутила: "В следующий раз перед тем как кого-то убить, спрашивай – не ВИП ли он родственник".

Защита настаивала на том, что причиной преступления стала позиция жилконторы, которая отказала Игольникову в выдаче акта о затоплении его квартиры. Имущество было застраховано, но для возмещения ущерба требовался акт. Суд пришел к выводу, что все объяснения Игольникова – лишь способ избежать ответственности. Несмотря на то, что в момент преступления он принимал антидепрессанты, до убийства проходил стационарное лечение в психиатрической больнице и даже пытался убить себя четырьмя ударами ножа в грудь, психитарическая и психологическая экспертизы признали его совершенно здоровым.

"Чувствую себя виноватой, постоянно себя корю, думаю – я мужа накрутила. В тот день я была в ЖЭКе и мне отказали в выдаче акта. Разговор шел на повышенных тонах. Как назло и страховщик не отвечал на звонки. Мне не стоило говорить обо всем этом мужу - это подтолкнуло его к поездке в ЖЭК. А там уж... Жэковские работники кого хочешь до белого каления доведут, - сказала Gazeta.ua супруга Татьяна.

Женщина пожаловалась, что они с ребенком оказались в изоляции. Семье Игольникова приходится разделять ответственность за случившееся.