Украинский боец об Иловайской трагедии: летали ноги-руки, обожженные тела вылезали из БМП

  • Как рассказал бывший боец батальона "Донбасс" Артур Хоменко (позывной Арт), шесть лет назад в Иловайске был настоящий Армагеддон

  • Первые и самые мощные обстрелы пришлись по военным ВСУ, у них было больше всего потерь

  • Он видел попадание в БМП – обожженные тела вылезали из люка и бездыханно падали возле колес

Колонну украинских военных расстреляли из всех видов вооружения

29 августа 2014 года, при выходе украинских войск из Иловайска Донецкой области по гарантированному противником "зеленому коридору", колонну расстреляли из всех видов вооружения войска РФ.

Как рассказал "Фактам" бывший боец батальона "Донбасс" 40-летний Артур Хоменко (позывной Арт), в тот день был настоящий Армагеддон.

"Нас расстреливали, как в тире. Первые и самые мощные обстрелы пришлись по ВСУшникам. У них было больше всего потерь. Мы находились сзади ВСУшников, поэтому видели, как пылают "Уралы", как пламя факелом выходит из-под башни танка, как летают ноги-руки, горят люди", – вспоминает он.

Видео дня

Хоменко видел попадание в БМП – обожженные тела вылезали из люка и бездыханно падали возле колес.

"Видел, как прямо на меня летит противотанковая ракета. Все было как в замедленной съемке. При этом мы не могли остановиться. Либо ты едешь вперед, и будь что будет, либо останавливаешься, и это верная гибель", – отметил боец.

По его словам, он ехал на бронированном микроавтобусе Ford Transit "Ощадбанка", который забрали у боевиков при первом штурме Иловайска.

"Не знаю, как проскочили", – подчеркнул Хоменко.

Украинских воинов расстреливали, как в тире

Напомним, военная прокуратура официально заявила, что тогда в Иловайске погибли 366 человек, 429 получили ранения, 128 попали в плен, 158 пропали без вести.

Как сообщал OBOZREVATEL, украинская журналистка Михайлина Скорик, муж которой погиб в Иловайске в 2014 году, также поделилась воспоминаниями о личной трагедии. Женщина возобновила хронологию событий дня, когда оборвалась жизнь ее любимого, и рассказала, как живет с этой болью уже шесть лет.