"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

'Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем': еще одна история о батальоне 'Донбасс-Украина'

Шестого апреля на "Обозревателе" вышла история контрактника Сергея Копаненко, который служил в батальоне "Донбасс-Украина" и рассказал много интересного о жестокости командования и царящих там порядках.

Вместе с ним интервью нам давал экс-начальник автослужбы этого батальона Олег Васильчук, которому тоже крепко досталось за время службы.

Мы публикуем его рассказ от первого лица

История Олега Васильчука

Я прибыл для несения службы в 46-й батальон, когда он дислоцировался в поселке Великие Новоселки. Это уже непосредственно зона АТО.

В конце октября мы выехали оттуда на место постоянной дислокации в город Лозовая, Харьковской области. Дальше наряды проходили как положено.

Видео дня

1 ноября я спал в техчасти после наряда. Уснул, а когда открыл глаза, то не мог понять, что со мной происходит: передо мной лужа крови, на голове гематома, лицо тоже в крови.

Рядом со мной в комнате был человек, у которого я спросил, что случилось. Он объяснил, что приходил заместитель комбата по артиллерии "Гайдук" и избил меня.

С ним у нас были ситуации, когда он пытался мне приказывать. Но он младший лейтенант, а я старший. К тому же по службе мы с ним не пересекаемся. У меня есть свой начальник, о чем я ему прямо говорил.

Наверное это его как-то цепляло, потому что все вокруг падают на колени, а я нет. А у этих людей не принято договариваться по-хорошему. Они сразу начинают оказывать моральное и силовое давление. Ну моральное на меня не действует, поэтому видимо так все и получилось.

Потом я вышел в комнату, где тоже сидел офицер с разбитым лицом. Я спросил что с ним. Он мне рассказал, что его тоже избили. После этого в комнату зашел "Гайдук" с начальником взвода охраны и приказали, чтобы я отдал им пистолет.

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

После этого мне ввели обезбаливающее и отправили в первую больницу, где зашили голову в трех местах. На второе число я выписался и меня перевезли в часть, а там уже фельдшер направил меня в госпиталь в Харькове, где я пробыл чуть больше двух недель.

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"
"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"
"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"
"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"
"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

"Лучше бы мы тебя под березкой похоронили"

Васильчук рассказал, что после віписки вернулся в расположение батальона, чтобы получить положенный ему отпуск.

Мне сказали, чтобы я шел к командиру батальона полковнику Власенко. Когда я прибыл к нему на доклад, то в ход тут же пошли угрозы: "Лучше бы мы тебя в Марьинке под березкой похоронили, а маме твоей похороночку прислали. Никто бы и не узнал. Я тебе советую или увольняйся, или переводись".

"В "Донбасс-Украина" нет армии"

Я закончил военный институт и суворовское училище, служил в той армии, поэтому прекрасно знаю какой она должна быть.

Так вот в "Донбасс-Украина" нет армии. Всем крутит "Филин", а приближенные к нему считаются начальниками. То есть человек может даже не быть офицером, но отдает приказы, потому что он друг комбата. Там есть много толковых ребят, которые пришли защищать Родину, но они быстро понимают, что не туда попали

А с "Гайдуком" у нас были ситуации, когда он пытался мне приказывать. Но он младший лейтенант, а я старший. К тому же по службе мы с ним не пересекаемся. У меня есть свой начальник, о чем я ему прямо говорил.

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"
"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

После разговора с "Филином" Васильчук уехал в отпуск в Белую Церковь, где врач заподозрил у него серьезные повреждения головы.

У меня постоянно кружилась голова, терял сознание. Врач сказал сделать повторный снимок. Я взял направление, поехал в киевский госпиталь, сделал МРТ и пришел на консультацию к другом врачу.

Он мне говорит: "У тебя в голове осколки, которые нужно срочно удалять. Перезвони в часть, пусть они вышлют тебе документы. Потому что ехать самому в таком состоянии нельзя".

Я перезвонил начальнику медицинской службы, он подготовил документы, а потом позвонил ко мне и сказал, что комбат запретил их выдавать, потому что я якобы самовольно оставил часть. Хотя у меня были все основания для отпуска.

Вскоре после этого я снова потерял сознание и попал в белоцерковский госпиталь, где лечился две недели, а потом меня перевели в Киев, чтобы сделать операцию. Была сделана трепанация черепа по удалению осколков и вдавленной кости - ее заменили титановой сеткой. Это все привело к инвалидности.

"Сергея привели в крови"

Васильчук рассказал, что после операции вернулся в расположение батальона, где его ждали новые неприятности.

Согласно решению ВЛК после операции мне полагались две недели отпуска на восстановление, но для этого нужно было получить документы в батальоне. Я пришел в строевую часть, но там мне сказали, что им приказали мои документы не принимать. И больше никаких объяснений не дали.

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

В харьковской ВСП, куда я отправился после этого, мне посоветовали обратиться в прокуратуру. Но был конец дня, следователя на месте не было. Мне рекомендовали написать заявление и отправить его заказным письмом, чтобы на руках было подтверждающий документ.

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

После этого я вернулся в часть. В моем выписном листе было указано, что командир должен предоставить документы для военно-лечебной комиссии (ВЛК) на пригодность к несению воинской службы.

Сначала меня вообще не хотели отпускать, потом тянули с документами и все это растянулось дня на четыре. В один из этих дней я увидел Сергея (кивая на сидящего рядом товарища, - Ред.), с которым мы тогда были еще не знакомы.

Я как раз находился в медицинской части, когда туда перевели Сергея. А я смотрю у него губы в крови, нос сломан и на лице видно такое стрессовое состояние. Говорю: "Что случилось? Опять "Гайдук?" Он говорит только "Да". Помню, что Сергей толком не мог говорить, потому что у него все было залито кровью. И попросил только бумажку, чтобы писать.

"Грозил мне сделать в голове еще одну дырку"

Вскоре после этого я уехал на ВЛК, которая выдала мне свидетельство о непригодности к воинской службе. После этого я прибыл со всеми документами в воинскую часть по поводу увольнения. Мне выдали обходной лист, я передал документы начальнику штаба и пошел проходить службу. Мне сказали, что буквально день-два и я уеду, но потом началось давление.

Начались проверки, угрозы. "Филин" лично грозил мне сделать в голове "еще одну дырку". У меня начало подниматься давление, потому что с операции прошло всего ничего времени. Я обращался в санчасть, чтобы меня свозили в госпиталь, но начмед 46 батальона Соофия сказала мне, что комбат запретил меня выпускать за территорию.

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

Тогда я обратился за помощью к Алене Вербицкой (советник заместителя главы Администрации президента, - Ред). Она начала экстренно искать машину, чтобы меня оттуда вывезли, но проблема была даже выйти за территорию.

Мы общались с Аленой по переписке, чтобы никто не знал. Она мне сообщила, что приедет машина и мне помогут оттуда выбраться. Главное было выйти за территорию.

Я оставил все вещи, взял с собой только документы и смог выйти за КП (благо, что там были знакомые ребята). Оттуда меня забрала машина и перевезла в воинскую часть в Харьков, где я нес службу почти три месяца.

"Мы с ним сами разберемся"

Как рассказал Васильчук, вскоре после этого его вызвали в оперативное командование и сказали, что он должен снова ехать в расположение своего батальона и оформить свое увольнение "как положено".

"Мы тебе сейчас дырку в голове сделаем": еще одна история о батальоне "Донбасс-Украина"

Я сказал: "Не вопрос, я поеду, но я не уверен, что оттуда вернусь, если буду один". После долгих споров мне выделили одного человека с сухопутки и еще с нами был вооруженный офицер с харьковской комендатуры.

Как только мы прибыли с ними в подразделение, то "Филин" вышел и сказал им: "Вы, ребята, садитесь в машину и уезжайте, а он остается с нами. Мы сами с ним разберемся". Хорошо, что ребята оказались толковые и сказали, что у них приказ вернуть меня в Харьков. Думаю, что это меня и спасло, потому что Власенко был настроен агрессивно.

"Филин" не боится ничего и никого, ему по барабану на всех. Я не раз слышал как он бросался фразами: "Вы хоть к министру обращайтесь, я все решаю". Есть у него завязки и в Генеральном штабе. При этом он обожает играть на публику, унижать людей. Ему все равно - офицер ты или нет, кто стоит вокруг вас. Натура у него такая.

В итоге мы остались там ночевать, а часов в семь утра нас подняли, отвели к нему и он сказал: "Забирайте документы и валите".

"Вешают на меня потерю пистолета"

В самом начале я говорил, что передал "Гайдуку" свой пистолет. После этого в феврале 2017 года приходила проверка по службе РАУ из Сухопутных войск и пистолет был в наличии. В то время я находился в госпитале. Есть выписные эпикризы, которые это подтверждают.

Потом после увольнения этот пистолет куда-то пропал, они пытаются повесить это пистолет на меня. А параллельно заявление о потере того же пистолета подано на одного рядового по фамилии Куба. Нас просто испытывают на прочность.

"Многие боятся идти против него"

После всей этой ситуации, когда это произошло, с декабря мне не выплачивалось денежное довольствие. Якобы я все это время находился в СЗЧ, хотя у них находились выписные документы, в которых было все указано. И под ними Власенко непосредственно ставил свою печать.

Выписка из Пенсионного фонда

Но теперь он говорит, что никаких документов нет, а я давно выведен за штат. После увольнения я получил 2700 гривен. а в сумме они должны мне больше 100 тысяч гривен.

Я позвонил в финчасть тогда, чтобы узнать, почему мне было выплачено так мало денег. Мне сказали, что в приказе есть опечатка (думаю, что она была сделана специально), поэтому они не могут выплатить мне всю сумму.

Я обратился непосредственно к начальнику финслужбы ОК "Восток" полковнику Новокрещеному по этому вопросу. Он мне перезвонил через некоторое время и сказал, что он ничем помочь не может, чтобы я сам ехал в батальон и решал вопросы с комбатом.

Я обращался уже в самые разные инстанции, но никто ничего не может с ним поделать. Знаю, что многие просто боятся идти против "Филина", потому что он прикрывается знакомством с начальником генерального штаба и депутатами.

P.S 6 апреля оперативное команование "Восток" назначило в батальоне "Донбасс-Украина" служебную проверку.