Норвежская история Х: украинская параллель

Норвежская история Х: украинская параллель

Чудовищные по своим масштабам теракты в Норвегии шокировали весь западный мир. Нужно понимать, что для европейцев и североамериканцев взрыв в правительственном квартале Осло и массовый расстрел на острове Утойя по своему внутреннему переживанию на порядок мощнее, чем теракты в Беслане или Карачи.

Впрочем, сейчас тема обсуждения не «белый эгоизм», а несколько другая – «белый национализм». Норвегия после Второй мировой войны самое страшное с чем сталкивалась, так это с вялыми социальными акциями протеста времен «холодной войны». Да и те были практически сведены на нет, когда в Северном море были обнаружены колоссальные запасы углеводородов, что позволило Норвегии полностью стать энергетически независимой страной.

Видео дня

Последние годы согласно официальным отчетам ООН, Норвегия неизменно возглавляет список самых благополучных стран мира. И вдруг некий Андерс Беринг из автоматической винтовки расстреливает около 80-ти подростков (точное количество жертв до сих пор неизвестно). Проще всего списать действия убийцы на универсальное «психическое расстройство». Обычно так делают американцы, для которых массовые расстрелы являются уже даже не девиантным поведением. Но в норвежском случае сбросить все на отдельного «психа-одиночку» не получится.

Во-первых, буквально за несколько часов до утойской резни произошел взрыв в правительственном квартале Осло, где погибло (по последним данным) 7 человек. Норвежские источники утверждают, что среди погибших есть члены правительства.

Во-вторых, на самом острове Утойя (остров находится недалеко от столицы и является традиционным местом проведения молодежных слетов, этакая разновидность российского Селигера) после задержания Беринга, был найден еще один автомобиль напичканный взрывным устройством.

Наконец, в-третьих, ряд местных изданий, в частности «Верденс Ганг» (именно у здания таблоида в Осло и произошел теракт) выдвинули версию, что Беринг и Ко являются участниками местной националистической группировки. Для Скандинавии, в которой политика мультикультурализма потерпела крах, национализм стал достаточно популярным течением в политической жизни.

Теперь проведем аналогию с Украиной. По уровню жизни нам до Норвегии как пешком до Марса, поэтому этот аспект трогать не будем. Но вот националистическая ксенофобия в Украине является, пожалуй, одной из самых мощно развитых в Европе. Конкурентом может выступить разве что быстрыми темпами фашизирующаяся Россия. Впрочем, ряд западных областей Украины в этом плане могут дать фору не одной «манежке». А теперь главный вопрос – у нас такое возможно?

Недавно мой коллега Александр Чаленко после посещения Львова высказал мнение, что в Украине радикального националистического движения, которое исповедовало бы не декларации, а в первую очередь, действие, попросту нет. Чаленко современным националистам дал броское определение, назвав тех «ряжеными», которые при появлении подразделения ОМОН тут же разбегаются. В целом, Александр прав, но нельзя не отметить, что последнее время эти самые «ряженые», все больше активизируются.

Сегодня они уже осмеливаются воевать с павшими бойцами советской армии, жаря яичницы на монументах Неизвестному солдату. Завтра, быть может, начнется коллективный отлов туристов-одиночек, разговаривающих не на том языке. А послезавтра могут начаться и взрывы. По крайней мере, еще полвека назад деды современных неофашистов не боялись убивать людей «неправильной» национальности. Потому норвежский сценарий у нас более чем вероятен.

Более того, если в таких внешне благополучных странах, как Норвегия, националисты представляют собой пусть и опасные, но все же закрытые клубы, то в Украине идея радикального национализма, пропагандируемая, в частности, Олегом Тягнибоком, имеет широкую социальную поддержку. Это значит, что если в Норвегии после первого взрыва, скорее всего, все и завершится, то у нас это будет только самое-самое начало.