Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"

16 минут
32,7 т.
Корчинская: 'Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – 'Охматдет' никогда не достроят'

Главная детская больница страны "Охматдет" – это лечебное учреждение, куда попадают самые тяжелые маленькие пациенты с серьезными патологиями. Даже в условиях хронического недофинансирования здесь умудрялись действительно спасать жизни. Прежде всего, благодаря профессионализму врачей учреждения и помощи благотворителей и волонтеров.

Именно волонтеры, которые двенадцать лет назад взялись помогать сначала отделению онкогематологии и трансплантации костного мозга, а затем – и всей больнице, и сформировали в конце концов Попечительский совет "Охматдета". Именно на их плечах – финансирование тех острых проблем, на решение которых у государства никогда не хватает средств.

И сегодня в Попечительском совете "Охматдета" бьют в набат: больницу целенаправленно уничтожают – для пиара и возможности заработать.

Видео дня

О том, кто и зачем сейчас атакует "Охматдет", почему волонтеры говорят о коррупционном "ренессансе" схем Януковича-Богатыревой и об откровенном шантаже со стороны власти, а также о том, знает ли президент Зеленский, что под прикрытием его имени пытаются провернуть схему, которая может стоить жизней больным детям, OBOZREVATEL рассказала глава Попечительского совета "Охматдет", екснардеп Оксана Корчинская.

Оксана Корчинская

Оксана, в своих сообщениях в Фейсбук и публичных выступлениях вы говорите о том, что сейчас "Охматдет" переживает несколько атак, которые ставят под угрозу его существование, а может – и жизни детей, которые там лечатся. О чем идет речь? Когда вы поняли, что происходит что-то не то?

– Первые тревожные звоночки мы заметили полтора месяца назад, в начале мая. Тогда неравнодушные сотрудники Министерства здравоохранения сообщили нам, что в условиях абсолютной секретности новое руководство "Охматдета" подало в Минздрав проект плана закрытия детской национальной больницы. Согласно этому проекту, НДСБ "Охматдет" должна была быть ликвидирована как юридическое лицо, а всех ее работников планировали уволить. Далее предусматривалась регистрация нового юридического лица – Медицинского научного учреждения "Охматдет".

План реорганизации НДСБ "Охматдет"
План реорганизации НДСБ "Охматдет"
План реорганизации НДСБ "Охматдет"

Это все делалось втайне от коллектива, от всех заведующих отделениями и от большинства заместителей генерального директора. Эту реорганизацию готовил новый генеральный директор, господин Жовнир, и его ближайшее окружение.

Для членов Попечительского совета, как и для коллектива больницы, это было полным шоком, потому что на конкурсе МОЗ по избранию нового руководителя доктор медицинских наук Жовнир Владимир Аполинариевич убеждал нас и членов комиссии в своей прозрачности и честности.

Для того, чтобы сделать это медико-научное учреждение, "Охматдет" планировали присоединить в Институт генетики, бессменным руководителем которого с 1999 года является скандально известная экс-министр времен Януковича Раиса Богатырева.

Это уже не первая попытка. В 2011 году министр здравоохранения Илья Емец так же пытался реорганизовать НДСБ "Охматдет", в корне изменив имущественное положение больницы. Был план построить небольшой новый корпус, туда перенести все отделения "Охматдета", сократив их минимум на 50 процентов, а остальную территорию больницы отдать под коммерческую застройку. В 2012-м присоединить "Охматдет" к Институту генетики пыталась и сама Раиса Богатырева, заняв министерское кресло.

Тогда нам удалось отбиться. Но десять лет спустя "Охматдет" вынужден проходить через угрозы подобных реорганизаций снова.

– Зачем это нужно? В чем логика таких схем?

– Как официально сейчас объясняет руководство "Охматдета", это необходимо было для того, чтобы заниматься научной работой. И получать за нее доплату – хотя бы такую, как получает Институт рака. Тот же Институт рака за научную работу получает дополнительно около 8 млн гривен в год. Кстати, зарплаты, в среднем, в институте ниже зарплат в "Охматдете" на 20-23%.

Детская больница "Охматдет", при бюджете на закупку лекарств и медицинских изделий в 129 млн гривен в год, в прошлом году только гуманитарной благотворительной помощи получила на 269 млн гривен. Из них 137 млн гривен было привлечено с участием благотворителей и волонтеров попечительского совета, наших фондов, наших партнеров, наших друзей.

Следующим объяснением такой реорганизации было увеличение штатного расписания путем присоединения "Охматдет" к Институту генетики и Институту неврологии. С формулировкой "расширение штата" самую большую детскую больницу Украины "присоединяли" к двум учреждениям, в каждом из которых работает по 6 человек и которые снимают комнатку в поликлинике "Охматдета". Такое расширение штата – это нонсенс.

Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"
Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"
Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"

– Удалось предотвратить реализацию "реорганизации" в этот раз?

– Пока да. По нашему настоянию был собран Медицинский совет "Охматдета". Далее мы собрали трудовой коллектив.

Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"

А после – наш Попечительский совет обратился к министру здравоохранения (тогда еще этот пост занимал Максим Степанов) с письмом, в котором мы сообщили, что такую реорганизацию не поддерживает ни медсовет, ни трудовой коллектив "Охматдета", объяснений от генерального директора господина Жовнира по поводу того, почему это все делалось очень скрытно, так никто и не получил. Степанов нам потом говорил, что считал, что генеральный директор согласовал этот план с коллективом больницы...

Там, кстати, согласно "реорганизации", мог быть изменен и имущественный комплекс в "Охматдет" – а это 14 корпусов и несколько гектаров земли в центре города, на улице Чорновола.

Мы думали, что эту атаку отбили и немножечко отдохнем. Но не прошло и месяца, как возникли новые проблемы.

2 июня этого года уже новый министр здравоохранения Виктор Ляшко вставляет "Охматдет" в список ковидних больниц. Перед тем лишая ковидного статуса Киевскую детскую больницу №1, которая более 1,5 года принимала детей по хирургическим патологиям с ковидом. Эта больница прекрасно работала с Национальной службой здоровья, получала от нее оплату пакетов за предоставление услуг, так как это медицинское учреждение является автономизированным. И тут вдруг эту больницу лишают "ковидного" статуса, вместо этого делая ковидной Национальную больницу "Охматдет".

Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"
Корчинская: "Нас шантажируют: будем говорить о схеме на 1,2 млрд грн – "Охматдет" никогда не достроят"

– Что это означает для больницы? Чем новый статус может угрожать "Охматдету" и его маленьким пациентам?

– Во-первых, "Охматдет" – это национальное заведение, поэтому оно не автономизировано. Следовательно – больница по закону не может заключать договор с Национальной службой здоровья. Соответственно, больница не может получать "ковидные" доплаты.

Мы не обеспечены ни антиковидными лекарствами, ни специализированными средствами для работы с больными ковидом детьми. Год назад получили от благотворителей экспресс- и ПЦР-тесты – они уже закончились давно. И при таких условиях "Охматдет" объявляют ковидной больницей. Это тогда, когда все отделения "Охматдета" переполнены, в том числе реанимация, и семьи с больными детьми неделями, бывает – месяцами ждут своей очереди на госпитализацию в больницу.

Но опасно то, что у нас одна общая реанимация. Это 14 коек на 620 тяжелобольных деток. В этой реанимации лежат, в том числе, и онкобольные дети в аплазии, с "убитым" иммунитетом. Вы понимаете, чем грозит им пребывание в одной реанимации с детьми с ковидом?

– Смертью.

– Да. Но нас просто ставят перед фактом. Потому что "Охматдет" спасал детей с ковидом и почечной недостаточностью в центре токсикологии, потому что там есть отдельная реанимация.

Знаете, мы сначала совсем не понимали, что происходит. Пока наши друзья, которые работали в Минздраве уже в постмайдановские времена, не сообщили нам об истинной цели этого шага.

– И в чем она заключается?

– "Охматдет" объявили ковидным для того, чтобы без тендеров, по "ковидной" процедуре закупить оборудование на 1 млрд 200 млн гривен.

Где-то три месяца назад минздравовское госпредприятие, которое проводит закупки, в частности, достраивает "Охматдет" и закупает для больницы оборудование, объявило тендеры по закупке медоборудования для нового корпуса больницы на общую сумму более 500 млн гривен. Но все эти тендеры через Антимонопольный комитет были заблокированы – преимущественно компаниями, которые эксперты связывают с неким бизнесменом Николаем Кузьмой. Небольшая часть фирм, которые блокировали проведение тендеров, аффилированы с другим бизнесменом, Германом Фисталем. Эти два господина фактически являются монополистами на рынке медоборудования в Украине и уже более 15 лет делят между собой большинство государственных тендеров, продавая оборудование в разы дороже, чем оно стоит в той же Европе или Америке.

Подозреваю, они блокировали закупки, чтобы оборудование из перечня того, что должно было быть закуплено, заменили на другое – то, которое продают только их дилеры. Я так понимаю, цель была в том, чтобы заставить покупать только у них или поднять цены, чтобы откаты шли через них.

Степанов пытался эти закупки разблокировать, но ему это не удалось. Его заместители, кстати, перед голосованием парламента за отставку Степанова говорили, что одной из причин снятия министра является как раз то, что он не согласился на безтендерные процедуры по "Охматдету". Честно говоря, я тогда не поняла, о чем речь. На тот момент мне даже в голову не могло прийти, что Национальную детскую больницу могут объявить ковидной ради того, чтобы "распилить" деньги на закупках. Помню, даже подумала тогда, что у Степанова просто нагнетают атмосферу...

– Кто это делает, по вашему мнению? Это может происходить по собственной инициативе министра Ляшко?

– Нет, конечно. Господин Ляшко просто исполнитель. Насколько мы сейчас знаем, руководствуется схема из Офиса президента. А Ляшко, создается впечатление, просто делает то, что говорят ему из ОПУ.

– Почему вы так считаете?

– Потому за 10 лет существования нашего Попечительского совета министр Ляшко стал первым министром, кто после нашей просьбы и обращений народных депутатов-членов Попечительского совета – боится встретиться уже больше двух недель.

И они эту схему на 1,2 миллиарда пытаются внедрять. Уже есть список оборудования, который хранится в Офисе президента. Но от экспертов этот список скрывают.

– При чем тут вообще новый корпус?

– Основной целью проведения закупок без тендеров в ОП называют открытие нового корпуса президентом Зеленским 24 августа.

– Неужели ради этого стоит рисковать жизнями детей?

– Очевидно, для некоторых – таки стоит.

Я уже говорила, что к блокированию тендеров три месяца назад прямое отношение имеют компании Николая Кузьмы. На днях в "Охматдете" состоялась тайная презентация австрийской компании VAMED, говорят, Минздрав подписал меморандум о сотрудничестве с ней. Отгадайте, кто является представителем этой компании в Украине? Николай Кузьма. Мы этот меморандум не видели. В презентации компании VAMED говорится о том, что они продолжают строительство и закупку оборудования для "Охматдета". Там прописан снос старых корпусов и строительство новых.

Из этого я делаю вывод: закупки три месяца назад были заблокированы, чтобы теперь без тендеров закупить то, что считают нужным чиновники и "дельцы".

– Что планируют закупить?

– В том-то и дело, что этого не знает никто.

Ранее наши заведующие уже отбивались от настойчивых предложений закупить оборудование класса для районных и областных больниц. Но концепция "Охматдета", которой придерживались несколько министров подряд, заключается в том, что это заведение национальное. И оборудование здесь должно быть экспертного класса. То, что является уникальным и самым высокопрофильным в стране. У нас достаточно городских и областных государственных больниц. А "Охматдет" – это национальная высокоспециализированная больница для тяжелых больных детей. Для тех, кого не могут спасти в городах и областях.

Пока не закуплено ни одной позиции оборудования на 1,2 млрд грн. И с июля прошлого года, когда президент Зеленский спешно открыл 6 отделений из 21, существенно ничего не изменилось, кроме завершения строительных работ.

Более того: в январе мы увидели, что в отделениях онкогематологии, онкологии и трансплантации костного мозга, где проходят лечение тяжелобольные детки, порассыхались везде двери и очень дорогие антибактериальные антигрибковые панели. Они бешеных денег стоят, но, как нам сказали в администрации больницы, у них нет средств для поддержания оборудования. Поэтому они чиллер (это такой прибор, который поддерживает влажность и обеспечивает вентиляцию) просто отключали. И в палатах у деток, которых готовили к трансплантации или уже после нее, в боксах, где дети на мегадозовой химии в отдельные дни влажность была 10-13%. Это же сушка дров, извините!

Новый руководитель вяло реагировал на эти проблемы. Хотя мы сначала радовались его назначению, надеялись, что в больнице будет хороший директор. Ведь господин Владимир Жовнир – человек очень известный в медицинских кругах. Мы не подозревали, что за ним потянется шлейф контактов с медицинскими дельцами из круга Емца, в том числе, времен, когда он был министром. Но так случилось. Сейчас у генерального директора впервые в истории больницы появилось два официальных помощника. Первым стал помощник министра Емца Василий Сокиран. Это человек, владеющий двумя компаниями, в частности, строительной, у него в собственности санаторий в Затоке, он ездит на последних моделях Mercedes gl500 и Lexus. И этот человек пришел официально работать в "Охматдет" на 13 000 гривен зарплаты... Вторым официальным помощником является майор СБУ Виталий Чак, который присутствует на всех тайных встречах и договорняках.

За последний год не все оборудование было запущено, которое закупали под приезд Зеленского в июле 2020-го. Сейчас же они хотят закупить на 1,2 миллиарда условного медицинского "ширпотреба" – тех же ИВЛ, мониторов и инфузоматов. Это оборудование, которое необходимо для ковидных больниц. А у нас на самом деле нет ковидного отделения – тем более, в новом корпусе. Поэтому Офис президента нагло нарушает закон, когда организует эту схему.

– Известно хоть что-то о том, что именно планируют закупить? Вы видели эти списки?

– Они их нам не дают. Члену Попечительского совета сначала какие-то списки показали. Мы просили предоставить нам эти списки, чтобы мы могли проконсультироваться с международными экспертами. Хотели убедиться, что они собираются закупать оборудование экспертного класса, что это оборудование вообще стыкуется между собой и с тем, что уже есть в "Охматдет". Потому что еще помним, как во время первой министерской каденции Емца и при следующем министре была проведена закупка операционных для Института рака. Их потом два года не могли состыковать между собой, они стояли, как декорации. Там сериалы снимали о медицине! Это продолжалось до тех пор, пока в 2013 году государство не выделило деньги на дозакупку, чтобы запустить те операционные. И сейчас происходит то же самое.

В Офисе президента 4 суток думали – и в конце концов отказались показывать списки международным экспертам или хотя бы нашему представителю, который с ними контактирует. Сказали, что никто никому ничего показывать не будет. Что у них там работают большие эксперты не только по строительству дорог, но и по достройке детских больниц и их оснащению.

Из того, что наши успели увидеть (сфотографировать им не дали), стало понятно, что они уже изменили техническое задание, которое делали наши заведующие. Там есть оборудование, которое врачи не просили. Неизвестна также его комплектация, будут ли закуплены одновременно реагенты для того оборудования, где они нужны, либо же придется год ждать, пока появятся деньги на эти реагенты. У нас же такое постоянно происходит, хотя их приобретение вместе с оборудованием было бы бонусом.

Более того, членам Попечительского совета передали, что, хотим мы того или нет, но в ОП купят то, что хотят. Что это их дело.

Их не интересуют эксперты и будет ли работать больница вообще. Как иначе объяснить угрозы, что если мы будем озвучивать эти проблемы, визит Зеленского в "Охматдет" исключат из программы на 24 августа – и больница не будет достроена. А когда я напомнила, что Ющенко не простили его недостроенную "Больницу будущего" и спросила, не боятся ли они повторить его судьбу, – мне ответили: нет, не боимся – мало кто там что обещал? Но именно Зеленский год назад был в "Охматдете" и обещал, что новый корпус будет достроен и качественно оснащен.

Почему Офис президента боится показать список оборудования, которое собираются закупить, международным экспертам?

– Из-за завышенных цен?

– Эксперты даже не спрашивали о ценах, хотя надо спрашивать, потому что это сверхдорогое оборудование, его в Украине обычно продают вдвое, а то и в три раза дороже. Что ОП, подозреваю, и сделает. Но речь о том, что они не показывают даже, какое оборудование и комплектация.

И опять же, зачем эта погоня с открытием нового корпуса больницы именно к 24 августа? У Зеленского еще 3 года президентства впереди. Какая вам разница, когда открывать?

Мы просили: достройте, пожалуйста – и откройте, скажем, 19 декабря. Купите качественное оборудование, дайте время специалистам запустить и опробовать это оборудование – его надо несколько месяцев устанавливать и налаживать. Научите врачей и медсестер этим оборудованием пользоваться, получите гарантийное официальное обслуживание, в конце концов!

Но в ОП это никого не интересует. Все эти люди являются исполнителями позорной аферы, которая не стоит жизни больных детей. Их интересует декорация. Зеленский должен что-то открыть 24 августа – а будет ли оно потом работать и спасать жизни детей – безразлично.

Я не знаю, в курсе ли президент Зеленский того, что происходит. Но мы, Попечительский волонтерский совет "Охматдета", хотим обратиться к нему:

Владимир Александрович, ваши подчиненные вас подставят. Мы все равно не примиримся с тем, что происходит, и покажем правду. Потому что мы не будем скрывать аферу, цель которой – чтобы кто-то заработал сверхприбыли, приобретая оборудование неизвестного качества, комплектации и класса. Ваши подчиненные относятся к государственным деньгам, как к личным. Для них "Охматдет" – это просто возможность кому-то заработать 300-400 миллионов на вашем желании открыть больницу в День 30-летия Независимости Украины. Просто перерезать ленточку на камеры. И это страшно.

– Вы упомянули о меморандуме, заключенном с австрийской компанией Vamed. Что в нем плохого?

– В самом меморандуме – ничего. В "Охматдет" надо вкладывать огромные средства. В ужасном состоянии находится, например, хирургический корпус – его надо либо капитально ремонтировать, либо вообще сносить и строить новый.

Мы ничего не имеем против Vamed – эта компания действительно известна в Европе, многое там построила. Вопрос у нас к ее представителям в Украине. С одной стороны, заключается меморандум, с другой – коммерсант, представляющий эту компанию в Украине, блокирует тендеры на закупку оборудования. И тут же возникает "ковидная" схема, позволяющая провести закупки без тендеров.

Попечительский совет не может нести ответственность за то, что Офис президента и Минздрав через государственное предприятие (в котором только что сменили руководителя, видимо, потому, что не готов был подписать безтендерные закупки) поставят неизвестное оборудование и окажется, что у него не хватает комплектующих или реагентов . Что оно не будет работать, как в свое время закупленные десять лет назад через представителя компании Vamed, бизнесмена Кузьму, кювезы для недоношенных детей, в которые эти детки даже не помещались. Государству они тогда стоили более 100 тысяч долларов за один – и ни один из них не работал ни единого дня. Тогда как закупленные на средства благотворителей кювезы по 25 тысяч долларов работают до сих пор.

Такая же история – с приобретенным в 2013 году для "Охматдета" ОФЭКТ-ПЭТ-КТ, за которое было заплачено около 7 млн долларов (сейчас новое такое устройство стоит около 3 миллионов). Бывшие застройщики все эти годы прятали это оборудование, рассказывали, что оно осталось в оккупированном Донецке. В 2016 году мы вместе с СБУ и НАБУ нашли это оборудование. Сейчас там работает только ОФЭКТ. А фирма, которая его продавала, отказывается ремонтировать бесплатно, хотя оно все эти годы простояло упакованным.

Поэтому мы категорически против всех непрозрачных схем. Когда нас, волонтеров, которые 12 лет помогают "Охматдету", шантажируют, что если мы будем говорить правду, Офис президента все сделает для того, чтобы больница вообще не была достроена, – даже нет комментариев на такие вещи.

На самом деле мы, члены Попечительского совета "Охматдета", очень устали за эти годы. Ведь одно дело – помогать развивать больницу и совсем другое – когда вместо этого ты постоянно должен бороться с чиновниками и "дельцами", которые хотят "Охматдет" или его территорию отжать. И когда снова, по второму кругу, повторяется то, что уже было десять лет назад – руки опускаются. Богатырева уже пыталась захватить "Охматдет", а сейчас это пытаются сделать новые "дельцы".

И эта схема фактически хищения 1,2 млрд гривен исключительно для того, чтобы Зеленский покрасовался на камеры... У всех этих чиновников есть дети. Неужели они думают, что если у них есть вертолеты и собственные самолеты, то в случае угрозы жизни их детей, они успеют вывезти их на лечение за границу? Я лично знаю олигархов, которые не успевали этого сделать и жизни их детей спасены в "Охматдете".

Ну должно же быть у людей что-то святое! Вы поднимаете деньги на дорогах. Вы используете не по назначению ковидный фонд, тратя его на что угодно, кроме закупки концентраторов – и потом волонтеры из благотворительного фонда "Свои" влезают в миллионные долги, чтобы обеспечить украинцев кислородом... А теперь еще и "Охматдет"?

Попечительский совет "Охматдета" понимает, что эта афера может в будущем стоить жизни тысячам детей. Поэтому мы обращаемся к президенту Зеленскому, к его супруге Елене Зеленской с просьбой остановить эту аферу – и на первое место поставить жизнь украинских детей.