Климкин: на встрече Байдена с Путиным примут ключевые решения, украинцы должны "зависнуть" в США

4 минуты
42,6 т.
Климкин: на встрече Байдена с Путиным примут ключевые решения, украинцы должны 'зависнуть' в США

Президент США Джо Байден имеет немало рычагов воздействия на Россию, но усиление давления на главу страны-агрессора Владимира Путина может быть опасным для Украины. На их двусторонних переговорах Кремлю должны озвучить красные линии, а украинским министрам следовало бы находиться в этот период в Вашингтоне.

Украине следует не зацикливаться на саммите НАТО, а уделить больше внимания встречам лидеров стран Большой семерки. Их переговоры могут послужить в качестве своеобразной альтернативы "нормандскому формату".

Об этом и не только в эфире телеканала OBOZREVATEL рассказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин. Далее приводим его прямую речь.

Накануне встречи Байден-Путин украинцы должны "зависать" в Вашингтоне

Встреча Байден-Путин станет кульминацией, там будут приняты ключевые решения. Но представители Украины также должны быть в Вашингтоне, зависать там. СНБО, министр обороны, министр иностранных дел. И говорить с теми, кто отвечает за подготовку встречи – а это Госдеп, это Совет национальной безопасности, это ЦРУ – о том, какие у нас ключевые приоритеты, какой может быть общая тактика. Нам нужна общая стратегия по Донбассу. Еще есть тема "Северного потока-2".

Видео дня

Мы любим говорить о саммите НАТО, но почему мы забываем о саммите Большой семерки? Для нас он гораздо важнее с точки зрения решений в отношении Украины. Там есть и Меркель, там есть и Макрон, и Байден, и Трюдо. Давайте координироваться в рамках Семерки, работать над тем, чтобы она больше делала в плане координации по Украине. Это же безопасность, как минимум, европейского континента.

Американо-российские переговоры могут быть параллельно с нормандским форматом. Поэтому я думаю, что присоединение Штатов к этому формату особого смысла не имеет.

Я считаю, что главный фокус наших усилий должен быть сосредоточен на том, чтобы Зеленский был на саммите Семерки. Непосредственно – это, наверное, сложно. Но там можно согласовать все ключевые вопросы.

Помню, Зеленский в одном из интервью немецкому изданию говорил: давайте сделаем один большой формат. Туда положим все вопросы, в том числе Донбасс, в том числе безопасность, в том числе Крым, в том числе "Северный поток-2". Этот формат есть – это Большая семерка.

Такие встречи были когда-то в Милане. Фактически это была Большая семерка. В сложном разговоре по Донбассу там был представлен также и ЕС. Я считаю, что этот опыт можно восстановить.

У Байдена есть рычаги влияния на Путина.
Путин может что-то устроить вокруг празднования 30-летия Независимости

Россия может пойти в наступление на Украину с любого направления. Мы празднуем 30-летие Независимости. Это реально эмоционально важная дата. Посмотреть на то, что достигнуто, то, чего не достигнуто.

Какова идеология России? Показать, что Украина – это страна, которая не удалась. Поэтому устроить что-то вокруг празднования 30-летия – то ли это будет август, то ли это будет сентябрь, не существенно, – для России важно.

И думаю, ключевым тезисом разговора Байдена с Путиным будет такой: Путин, ты не можешь идти дальше, поскольку для нас это красная линия. Если ты уйдешь, то соответственно – один, два, три – такой будет наша реакция.

Для Путина эта встреча критична. Но чем дальше Путин буде загоняться в тупик, тем это опаснее для нас. Поэтому эти красные линии, которые должен озвучить Байден – в отношении нас, в отношении Беларуси, в отношении России – критичны и для нас.

Поэтому для меня сегодня и этот наш диалог на уровне всех институтов абсолютно критичен. Чтобы абсолютно все наши идеи учли при подготовке к встрече.

"Северный поток-2" может остаться сухим

Могут быть санкции в отношении окружения Путина и непосредственно активов, которые также являются и его активами, это может быть запрет высокотехнологичного экспорта вообще в Россию, это могут быть какие-то вещи в отношении импорта нефти или газа, это может быть влияние на позицию России в ключевых регионах, например, на Ближнем Востоке. На самом деле есть очень много вещей.

Относительно "Северного потока-2". Я думаю, что Штаты не наложили санкции на компанию-оператора строительства, чтобы фундаментально улучшить трансатлантическую солидарность. Кстати, для нас она тоже очень важна. И для того, чтобы начинать обсуждать за столом вопросы, связанные с работой "Северного потока-2".

Что может сказать Байден Путину? Ну, окей, достроили вы первую линию, достроите вторую. Но потом сертификация, новые вопросы, суды... Все, "Поток" стоит сухой, до свидания.

И не забывайте: Байден оставил еще один шаг по доступу России к финансовым рынкам, первичным и вторичным. То есть он может полностью запретить России доступ к финансовым источникам на Западе. И это тоже будет достаточно болезненно для Путина, для РФ.

Лукашенко сдает Беларусь Путину.
Лукашенко сдает Беларусь Путину и представляет угрозу для Украины

Лукашенко уже в кармане у Путина. Он торгует перед Путиным своей шкурой, своей безопасностью, своими активами. Он будет постепенно сдавать Беларусь. Это не произойдет в один шаг, поскольку он будет торговаться дальше. После последней встречи в Сочи он получил себе еще 500 миллионов, еще определенный период, когда он может продержаться.

Воздушное пиратство вызвало ответ. Но сейчас Евросоюз рассматривает еще два больших пакета санкций – один относительно запрета экспорта калийных удобрений и еще один пакет также секторальных и экономических санкций.

Если их введут, режим Лукашенко обанкротится, будет коллапс. Кто может спасти? Путин. Но как Лукашенко торгует перед Путиным, так же Путин будет торговать Беларусью и ее поглощением перед Байденом на встрече в Женеве.

Для нас красная линия – чтобы в Беларуси не появилось больше российских войск. Лукашенко пытался маневрировать относительно авиабазы, где Россия может иметь самолеты и стратегическое влияние на нас и, соответственно, на страны НАТО. Для меня очень важно, чтобы мы сказали американской администрации: это критично, это фундаментальный вызов и угроза для нас.