newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС
img

Как обдурить бабулю и забрать наследство?

Как обдурить бабулю и забрать наследство?

История, произошедшая в Боярке под Киевом, потрясает своим цинизмом и холодным расчетом. Вне всякого сомнения, судьба женщины, которая, потеряв мужа, осталась без крова над головой, мало заинтересует политиков. Но даже не это самое страшное, а то, что украинские граждане – простые смертные, не могут рассчитывать на правосудие, которое просто-напросто инструмент влияния определенных групп людей. Обо всем по порядку…

Трагедия имеет начало и пока не имеет конца

В 2008-м году в дом к семье Мельник пришла некая Лариса Лебедева. Она сказала, что намерена приобрести участок площадью 15 соток, где расположен старый дом, в котором и проживала семья Мельник (муж, жена и дочь). Собственно, визит госпожи Лебедевой и положил начало запутанной истории, в которой на кону была афера с перепродажей земельного участка в городе Боярка под Киевом.

Видео дня

Лариса Лебедева пришла не с пустыми руками, в ее распоряжении были документы, по которым некая особа Моисеенко Тамара Викторовна взяла у нее задаток, чтобы в будущем совершить сделку купли – продажи дома и земельного участка.

Главным документом, на котором должна была основываться будущая сделка, являлась написанная от руки доверенность Татаренко Анной Ивановной 14.02.2002 года. В доверенности идет речь о том, что Татаренко А.И., проживающая в поселке Карапивши, Мироновского района Киевской области, доверяет Моисеенко Андрею Антоновичу продать, подарить, принадлежащий ей дом в городе Боярка (ул. Крылова, 18). Доверенность выдана сроком на три года и заверена печатью и подписью секретаря сельсовета Бобокал О.С.

Весьма странно, что под текстом доверенности возле подписи Татаренко стоит галочка. Это наталкивает на мысль о том, что доверенность написана одним человеком, а подписана другим.

Оказывается Татаренко А.И. - как мать Мельника Владимира Петровича, проживающего с женой Мельник Верой и дочерью в старом доме в г. Боярка по адресу Крылова, 18.

Как рассказала Вера Мельник (и это подтверждают имеющиеся у нее документы), участок, на котором расположен дом, из которого ее выселили после смерти мужа в 2010-м году (Мельника В.П.), наполовину принадлежал ее мужу (решение райсовета от 12.09.1989 г.). Вторая половина участка вместе со сгоревшим домом принадлежала его матери - Татаренко А.И. На половине участка Мельники начали строительство своего дома – залили фундамент, построили хозпомещения.

Исходя из имеющихся документов, после смерти мужа Мельник Вера вместе с дочерью становились преемниками половины участка как минимум. О завещании Татаренко скажем после.

Предусмотрев подобную ситуацию, охотники за наследством сделали беспрецедентный шаг.

В 2002 году и.о. нотариуса Киево-Святошинского района Дудкина приняла решение о праве получения наследства Татаренко Анной Ивановной от своей матери, которая умерла в 1979 году. Исходя из решения нотариуса, Татаренко А.И. получила в наследство:

1. Жилой дом, который в 1977 году сгорел.

2. Сарай, навесы и хозпостройки, построенные Мельником В.П. в 2007 году.

3. Половину колодца, который изначально принадлежал соседке.

Самая интересная часть решения касается денежной оценки, сделанной в 2002 году. Дом, полученный Анной Татаренко в наследство после смерти матери в 1979 году, был оценен в 2002 году нотариусом в 25 тысяч 333 гривни. Напомним, что в 1977 году в результате пожара дом сгорел и был отстроен лишь в конце 80-начале 90-х годов.

Кто такие Моисеенки?

До сих пор остается загадкой, почему Татаренко А.И. поручила совершенно чужим ей людям распоряжаться ее домом, в котором проживал ее сын с семьей и некоторое время жила дочь с мужем. Пролить свет на этот вопрос помогла биография Анны Ивановны. В 2002 году, когда была написана доверенность, Татаренко было 77 лет, Моисеенко, на которого она выдала доверенность, в это время было 68 лет. Оба они работали на пилораме. Вероятно, там и произошло судьбоносное знакомство.

В 2003 году Анна Ивановна получила социальные выплаты, называемые в народе «за Германию». Это своего рода компенсация людям, которые в годы Великой Отечественной Войны были угнаны немцами на принудительные работы в Германию. После получения денег Анна Ивановна заявила сыну и дочери, что уезжает жить на дачу в поселок Карапивши. Никто из детей ранее не знал о том, что у матери имеется недвижимость в поселке. Как выяснилось позже Моисеенки хитрым путем, вероятно, в обмен на доверенность на распоряжение домом в Боярке «подарили» Татаренко дачу в п. Карапивши. Причем по документам дом в п. Крапивши принадлежит Моисеенко. А земля Татаренко.

Прожив полгода в поселке, Анна Ивановна позвонила детям и попросила, чтобы они приехали. При встрече она рассказал, что Моисеенки ее бросили, после чего попросила забрать домой. Сын (Мельник В.) забрал мать домой в Боярку (Крылова,18), а сестра с мужем осталась жить в п. Карапивши. Спустя несколько лет всю семью накрыла странная череда трагедий.

В 2008-м году умирает сестра Мельника и дочь Татаренко – Лариса Мельник, которая жила в п. Карапивши.

В декабре 2010-го года умирает Владимир Мельник. Ему было всего 50 лет, причина смерти весьма загадочная, судя по выводам судмедэксперта, похоже на отравление. Но дело по этому факту никто не возбуждал. Спустя 4 месяца после инсульта умирает мать – Татаренко Анна Ивановна, которая жила вместе с невесткой Мельник Верой в доме по адресу г. Боярка, ул. Крылова,18.

Практически сразу же после смерти Татаренко Моисеенки подали в суд на выселение Мельник Веры с 10-летней дочерью из дома в Боярке. На каком основании? Все очень просто!

Этот горе-дом, как выяснилось уже в процессе судебных тяжб, Андрей Моисеенко, действуя по доверенности от имени Анны Татаренко, подарил принадлежащий ей дом Моисенко Тамаре Викторовне (своей жене). Судьба несовершеннолетнего ребенка и его матери, потерявших близких, никого не интересовала.

В иске на выселение Тамара Моисеенко поясняет, что произошел обмен домами между ней и Татаренко, в результате чего дом в Боярке Татаренко обменяла Моисеенко на дом в Карапивши.

Суд принял решение в пользу Моисеенко. В один прекрасный день рано утром в дом к Мельникам пожаловали «гости». Участковый, судебные приставы и Моисеенки, пришли во двор, рассчитывая, что дома никого не будет. Дома оказался ребенок, который должен был идти в школу на второй урок. Напугав ребенка до смерти, они принялись выбрасывать личные вещи Мельников прямо на улицу. Разбив все ценное, включая посуду и бытовую технику, Моисеенки уселись рядом с домом и с наглым видом, посмеиваясь, сказали Вере Мельник забирать свое добро и идти к себе в квартиру. Квартира, о которой идет речь – маленькая комнатушка в общежитии в Боярке. Именно туда Вера свезла уцелевшие вещи и сейчас живет там с ребенком. Они спят вдвоем на маленькой кровати, ютясь в 8 квадратных метрах.

А все потому, что жажда наживы алчных людей, не имея ничего святого, побеждает в судах.

В этом деле возникает слишком много вопросов, которые остаются до сих пор без ответа.

Мироновская прокуратура не возбуждает дело по подделке документов. Почему? Ведь в ходе судебных разбирательств было доказано, что под номером, указанном в доверенности, данной Татаренко А.И. Моисеенку А.А. в Коропившанском совете, числится абсолютно другой документ. Получается, что эта доверенность простая липа!?

Секретарь Бобокал, якобы визирующая подпись Татаренко, заявила, что прекрасно знала покойную Татаренко. Однако описать ее толком не смогла.

Далее. После суда первой инстанции Вера Мельник подала апелляцию. Исходя из практики, апелляционный суд в течение минимум двух месяцев рассматривает вопрос, но случилось «чудо» В случае Веры Мельник решение было вынесено в течение 2(!!!) дней (27.07.2011), а Высший специальный суд Украины по гражданским делам дал ответ через неделю после иска Веры Мельник. Все решения были не в пользу истца.

Сейчас продолжаются судебные разбирательства в Киево-Святошинском суде по вновь открывшимся обстоятельствам. Последнее заседание должно было состояться 31 октября. Оно перенесено на 24 ноября в связи с тем, что ответчики (Моисеенки) не явились на заседание.

Пообщаться с четой Моисеенко нам не удалось. В доме на Крылова,18 они не живут. Этот дом им в принципе интересен только с целью продажи. Цена вопроса: 15 соток земли с выходом к лесу. Подтверждает факт мошенничества история Ларисы Лебедевой, о которой говорилось в начале статьи. Именно она дала 4 тысячи долларов залога Тамаре Моисеенко. «Почему залог, а не сразу сделка?» - поинтересовалась я. Оказывается, не было документов, необходимых для купли-продажи официальным путем. Схему земельного участка Моисеенко наверняка заполучила от Татаренко, и показывала ее вместе с оформленной по доверенности от мужа дарственной. Но фактически продать участок с домом было нереально до тех пор, пока были живы фактические владельцы Татаренко Анна и Мельник Владимир. Их смерть полностью развязала руки. Дабы убедить будущих покупателей в своем хозяйстве в доме на Крылова, 18, Моисеенко прописывает людей по этому адресу. В имеющихся у нее на руках двух домовых книгах прописано как минимум два человека, в числе которых Лебедева Лариса.

Как утверждают соседи, семья Моисеенко является прихожанами «Церкви Спасения»в городе Вишневом. При выселении Мельников прихожане этой церкви присутствовали также. Соседи говорят помимо прочего, что у Моисеенков есть влиятельные родственники, в том числе в Киево-Святошинском и апелляционном суде. Утверждать правдивость этих домыслов мы не можем. Однако абсолютно не понятной остается ситуация, при которой вдову выселяют с несовершеннолетним ребенком на улицу, чтобы удовлетворить желание наживы со стороны абсолютно посторонних лиц.

«Обозреватель» следит за развитием событий. В данный момент направлен запрос в Мироновскую прокуратуру с вопросом, пчему не возбуждено расследование по факту подделки документов Карапившанским советом, который визировал доверенность, якобы данную Татаренко А.И. Моисеенку А.А.

Продолжение следует…