"Россию ждет трибунал!" Как борются за освобождение украинских моряков

пленные моряки

Сейчас в Москве работает команда 34 профессиональных адвокатов под руководством Николая Полозова, которые защищают интересы пленных украинских моряков в уголовном процессе, начатом против них ФСБ РФ. Это дело – образец правового нигилизма государственного уровня. Для московских следователей и судей политическая целесообразность является "божьей росой" и приматом относительно требований международного права.

Вот и потенциально "неудобный" россиянам вердикт Международного трибунала ООН по морскому праву, скорее всего, они не будут выполнять. Точнее, не будут выполнять пока не поступит команды с "самого верха".

Украина в свою очередь применяет различные правовые механизме в этой неравноправной борьбе аргументов.

Пленные украинские моряки
Видео дня

Война не закончена и враг вряд ли прекратит коварно действовать

Члены семей военнопленных моряков подали индивидуальные жалобы в Комитет ООН по правам человека, Комитета ООН против пыток, Рабочей группы ООН по безосновательным задержаниям и в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

– Проблема эта комплексная. Есть несколько направлений, на которых мы сосредотачиваемся. Первый – работа с семьями военнопленных. Ее спектр широкий – от обеспечения выплаты денежного обеспечения военнослужащих до решения личных проблем. Этим занимается Генеральный штаб ВСУ и Командование ВМС, – отмечает офицер отдела Управления правового обеспечения Генерального штаба Вооруженных Сил Украины капитан Инна Заворотько. – Было два приказа министра обороны о премировании военнослужащих. Каждый из них предусматривал перечисления по 50 тыс. гривен на карточные счета военнопленных. С юридической точки зрения здесь не возникло каких-то правовых проблем, поскольку премирование произошло в рамках действующего механизма поощрения военных. Так мы поддержали их семьи.

Инна Заворотько

– Почему возникла необходимость в таком шаге?

– Потому что изначально не был урегулирован вопрос, кто и на какие средства будет представлять интересы военнопленных в России и как обеспечивать их за границей всем необходимым. Соответствующую систему наладили несколько позже. Волонтеры, командование – все собирали и передавали морякам различные вещи. Другой вопрос касался сохранения выплат денежного обеспечения упомянутым пленным, пока они будут находиться в заложниках Кремля.

Юридически это в принципе было нормировано. Ведь на протяжении последних пяти лет мы имели похожую практику в отношении военнослужащих, которых Россия удерживала в плену или которые считаются пропавшими без вести. То есть, за ними государство сохраняет место службы и денежное довольствие. Командование ВМС воспользовалось этой нормой и продолжает по максимуму осуществлять все необходимые морякам выплаты.

– Можно говорить о какой-то новой финансово-юридической реальности, опыте, практике, которые возникли и появились в процессе защиты интересов захваченных Россией моряков и кораблей?

– Подобные ситуации были и раньше. Но разница в том, что это задержание Россия провела фактически публично. Под своим государственным флагом, вооруженными формированиями с соответствующими ведомственными знаками различия, с использованием и применением штатного вооружения и последующей юридической формализацией статуса задержанных, что не соответствует реальной ситуации и той международной правовой базе, регламентирующей трактовка всего произошедшего в Керченском проливе 25 ноября прошлого года. И это не было незаконным пересечением границы, на чем настаивает российская сторона (на который она якобы должна была соответственно реагировать).

В командовании ВМС ВСУ создана рабочая группа, которая контактирует с семьями военнопленных, пытаясь оперативно решать все насущные вопросы. Например, члены семей военнопленных также пользуются возможностью лечения на базе медицинских учреждений Минобороны. Решено и много жилищных проблем, которые имели семьи пленных моряков.

Благодаря постоянному присутствию в топ-новостях этого эпизода российской агрессии, проведению различных публичных акций, наши люди в плену чувствуют связь с Украиной. Это положительно отражается на их морально-психологическом состоянии. Война не закончена и враг вряд ли прекратит действовать коварно. И пример такой поддержки чрезвычайно важен для тех людей, специфика службы или деятельности которых предполагает высокие риски пленения. Это придает каждому сил, вдохновения и веры, что родное государство не бросит их ни в коем случае.

"Россию ждет трибунал!" Как борются за освобождение украинских моряков

Линия защиты должна быть максимально эффективной

– Как происходит взаимодействие с адвокатским корпусом наших моряков?

– Часть нашей работы – коммуникация с адвокатской группой во главе с Николаем Полозовым. Координацию работы с адвокатской группой на государственном уровне осуществляет Уполномоченный по правам человека Верховной Рады Украины Людмила Денисова. Теперь имеем практику консультационных встреч между Генеральным штабом ВСУ, Минобороны, Министерством иностранных дел Украины и Николаем Полозовым.

В Министерство обороны Украины уже поступило три запроса на получение этой группой необходимой информации для выстраивания эффективной линии защиты в судебном процессе. Оформление таких сведений достаточно сложно. Поэтому, чтобы доказательства, которые мы даем на запрос адвокатов, признали легитимными в суде, их следует составлять на украинском языке, а затем профессионально переводить на русский, нотариально заверив. Это дополнительные время и финансовые ресурсы.

– Как идет рассмотрение индивидуальных заявлений семей военнопленных в ряде международных инстанций?

– Это другой значительный кусок работы, к реализации которого задействованы представители МИД, а также общественные организации. На его результативность возлагаем серьезные надежды. Это не просто решение международного суда, а инструмент влияния на РФ. Если Россия откажется выполнять решение, например, Международного трибунала ООН по морскому праву, что не является чем-то новым для мирового сообщества, это можно использовать как средство политического воздействия на Кремль или повод усиления санкционного пакета.

– Россия сама себя выталкивает из цивилизационной системы координат. Ведь не выполняя ряд конвенций, она подвергает опасности своих моряков, которые могут где угодно попасть в плен...

– Все-таки думаю: там все прекрасно понимают, но играют по тем обстоятельствам, которые есть сейчас. Россия с позиции национального законодательства утверждает, что украинские моряки – НЕ военнопленные. Мол, они являются группой лиц, решивших коллективно нарушить российскую границу. Однако, в международных инстанциях РФ гласит: Международный трибунал по морскому праву не имеет юрисдикции над этим делом.

Лицемерие и двойная игра наблюдается в российской политике не первый год. Но международный аспект не ограничивается трибуналом. Кроме представления индивидуальных жалоб и заявлений по каждому военнопленному, Украина выступает в качестве истца к российскому государству.

Чтобы организовать стратегию защиты прав военнопленных на международном уровне, решено распределить таких пленников на равные категории по упомянутым выше четырем инстанциям и написать заявления в каждую из них. Потому что абсолютно у всех моряков есть основания делать такие обращения. Также Украина, а именно Министерство юстиции, в январе подала межгосударственную жалобу в ЕСПЧ против РФ о нарушении прав военнопленных.

В марте Минюст направил в суд ходатайство ускорить рассмотрение этого иска. Позже появилось заявление МИД в Международный трибунал ООН по морскому праву.

"Россию ждет трибунал!" Как борются за освобождение украинских моряков

– Почему сейчас обострено внимание именно на этом трибунале?

– А потому, что это довольно "скорая" инстанция, где по сравнению с другими все происходит значительно динамичнее. Хотя и там проведено немало длительной предварительной работы. Даже были предварительные консультации с российской стороной. Но Россия отказалась участвовать в судебном процессе. Однако его стороной она остается, что показательно. Это свидетельствует о неуверенности в правоте собственной позиции.

Эта ситуация – реальный прецедент. И здесь следует различать возможные юридические термины разрешения ситуации и политические. Учитывая уникальность керченского инцидента (нападения на украинские военные корабли, которые имели полный иммунитет и международные права на свой проход), исключительно юридическиим спосоюом эту борьбу с Россией выиграть очень трудно. Потому что это не государство, которое ревностно выполняет межгосударственные обязательства, решения международных судов. Главное здесь – политическая компонента, в которой, по крайней мере на данный момент, и есть основной ключ к освобождению наших моряков.

Несмотря на такую очевидность, и наше государство, и адвокаты украинских военных, должны выработать безупречно качественную юридическую базу для такого долгожданного события.

disclaimer_icon

Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...