Боролась за кислород. Главврача николаевской больницы уволили со скандалом за раскрытие показухи Ляшко. Интервью

13 минут
164,0 т.
Боролась за кислород. Главврача николаевской больницы уволили со скандалом за раскрытие показухи Ляшко. Интервью

Скандал вокруг Николаевской инфекционной больницы вышел на новый виток. Ранее директора этого учреждения, Светлану Федорову, после ее публичных выступлений с рассказом о проблемах в медицине, в частности, с отсутствием кислорода в больницах Николаевщины – громко уволили с должности руководителя, оставив ей 0,25% ставки врача.

А спустя 10 дней областные власти решили убрать неугодного медика из больницы вообще – и параллельно назначили нового и.о.руководителя. Процесс прихода нового руководителя на должность проходил со скандалом, "титушками", выламыванием дверей и избиением сотрудников больницы.

Свою версию того, что происходит сейчас с Николаевской "инфекционкой", о реальных причинах своего увольнения и роли в этой истории главы фракции "Слуги народа" в парламенте Давида Арахамии и министра здравоохранения Виктора Ляшко, а также о том, какие шокирующие масштабы приобрела сегодня коррупция в медзакупках и том, почему попавшая в опалу экс-директор больницы всерьез опасается за свою семью и жизнь, Светлана Федорова рассказала OBOZREVATEL.

Видео дня

Столкновения в Николаевской "инфекционке"

5 января 2022 года сотрудники Николаевской инфекционной больницы точно запомнят надолго. Рано утром, когда медики собрались на традиционную "пятиминутку", в медучреждение приехала назначенная распоряжением из Николаевской ОГА новая и.о.директора больницы, врач-терапевт Ярослава Студзинская. Вот как рассказывает о событиях того дня Светлана Федорова:

– Студзинская со своим адвокатом приезжала накануне, 4 января с распоряжением о своем назначении. До появления этого распоряжения местным властям в течение десяти дней не было дела до того, что происходит в больнице, как нам закрывать в конце года счета, заключать контракт с НСЗУ, чтобы нас финансировали в следующем году. И мы, руководствуясь уставом, выбрали на собрании трудового коллектива и.о. директора, им стал один из моих заместителей. Когда же нам удалось законтрактоваться с НСЗУ – произошло это назначение, совершенно безосновательное… Мы тогда сказали, что давайте решать сложившуюся ситуацию между ОГА и облсоветом, которому подчинена больница, чтобы не мешать медикам работать. Студзинская и адвокат развернулись и ушли.

Вернулись они на следующий день около 8 утра – в сопровождении троих молодых людей в капюшонах, спортивных костюмах. Они ворвались в здание и без объяснений начали ломом ломать двери в актовый зал – думали, что это бухгалтерия, как я поняла из распоряжений Студзинской, собирались вынести оттуда какие-то компьютеры… Сотрудники сбежались на шум, пытались понять, что происходит… Но эти люди продолжали размахивать ломом. Тогда мы вызвали полицию, которая приехала лишь через минут 30. В это время неизвестные ходили по больнице, пытались вломиться в наши склады с медикаментами и аппаратами ИВЛ. С ними ходил человек в форме полицейского, он как охранник у них был.

Постепенно представителей правоохранительных органов становилось все больше. Некоторые полицейские были вооружены автоматами. Но они никак не препятствовали тому, что творили эти неизвестные.

Наши заявления по поводу вторжения неизвестных, а впоследствии – и по поводу избиений людей полицейские отказывались принимать. Они не отреагировали, когда меня ударили ломом по руке. Здание больницы оцепили правоохранители. И та смена, которая должна была отправляться по домам после дежурства, оказалась "заперта" в админкорпусе. Люди после суток на ногах не могли уйти домой!

Я начала снимать происходящее на видео. А потом нас начали избивать. Я просила своих врачей не поднимать руки, не прикасаться к полицейским, потому что понимала, что их просто начнут "ломать". А полиция, выстроившись в "цепочку" начала людей оттеснять. Валили на пол и топтали ногами! По выпавшим телефонам, по рукам, по лицам топтались. Нашего Степаныча, которому 63 года, вообще затоптали. Потом нам стало известно, что было негласное распоряжение от властей не приезжать "скорым" на наши вызовы, не принимать пострадавших сотрудников в травмпунктах и не освидетельствовать их. Мы оказывали пострадавшим помощь своими силами.

В какой-то момент Студзинская в сопровождении полиции отправилась в мой кабинет – не кабинет главврача, а тот, где я принимала пациентов. Когда сотрудники спросили, почему они туда пошли – в ответ услышали "Нам здесь больше нравится". Потом полицейские втолкнули в тот кабинет меня…. Сказали, что как только я выйду за порог – ничего уже не смогу забрать из кабинета. А там было много моих личных вещей… Когда я попросила полицейских выйти, чтобы я могла переодеться (я была в медицинской форме), они заявили, что я должна раздеваться при них, дергали меня за одежду… Когда же я зашла в огороженный гипсокартоном угол в кабинете, где раньше осматривала пациентов – они пошли за мной и начали снимать на камеры… А другие в это время разбивали вазы, которые стояли в кабинете, разбрасывали все… Я просила их уже как депутат облсовета: давайте уйдем из больницы, пойдем в ОГА, в облсовет, куда угодно – и будем решать все вопросы. Но только отпустите людей. Люди после смен, уставшие… Никто меня не слушал.

На тот момент полицейские уже заполонили всю больницу. За исключением отделения, где закрылись наши ребята, дежурная смена. Они туда попытались зайти, но не смогли. В это время мы тех больных, кто мог ходить, мог лечиться в другом стационаре – попереводили. "Скорым" дали отбой, чтобы никого не привозили. В больнице остались только крайне тяжелые пациенты, которых нельзя было перевозить. С ними осталась дежурная смена.

Остальных сотрудников я смогла вывести только к вечеру. Полицейские в спины кричали нам всякие угрозы. На ночь полиция осталась только в админкорпусе.

Я пыталась дозвониться хоть до кого-либо из облсовета или ОГА – безуспешно. Правда, в больницу ненадолго приезжал заместитель губернатора Юрий Гранатуров. Он дал короткий комментарий журналистам "Суспільного", которых полицейские, кстати, также не пускали в больницу и толкали. В частности, он на видео сказал со смешком: "Мы знаем, что уволили вас незаконно. А теперь идите в суды и докажите". Это есть на видео, которое снимала я, это снимали и журналисты.

Как увольняли Федорову и при чем здесь Арахамия

Светлана Федорова стала известна на всю страну, когда в ноябре публично заявила о катастрофической ситуации с обеспечением больниц области кислородом. Пока местные власти, по словам Федоровой, рапортовали наверх о том, что медучреждения полностью обеспечены всем необходимым – на пике очередной волны коронавируса – в области закончился кислород. А доведенные до отчаяния родственники госпитализированных пациентов начали в буквальном смысле слова нападать на медиков, требуя от них помочь умирающим от удушья людям. Тогда Федорова публично обратилась к центральным властям, и в частности – к президенту – с просьбой вмешаться в ситуацию, сохранить жизни людям и защитить медиков.

И реакция таки последовала. Вот только совершенно не та, на которую рассчитывала главврач. В возглавляемую ею больницу потянулись вереницы проверок из МОЗ. В ходе одной из них Федорова не выдержала – и нецензурно высказалась по поводу прессинга со стороны профильного министерства. Видео инцидента попало в интернет и стало вирусным.

При этом, как рассказывает врач, дело дошло до того, что вопросом ее увольнения озаботились даже в Киеве.

"Претензии ко мне начались с того, что я начала платить людям 300% зарплаты, потому что они работали сверхурочно. Мне говорили, что нельзя платить надбавки всем, только избранным. Потом начались проблемы с кислородом. Я до последнего публично об этом не говорила. В нашей больнице нам удалось закупить кислород благодаря помощи спонсоров. Но когда в других больницах области люди начали умирать пачками – я не сдержалась. Когда к нам приехала первая комиссия с МОЗ, я пыталась донести через нее до министра: ребята, у нас проблема с кислородом. И предлагала пути решения этой проблемы. Министр не услышал – и следующая комиссия приехала уже четко с заданием от него меня убрать. Ляшко публично тогда заявил, что предлагает местным властям уволить Федорову. Фактически, дал прямой приказ главе облсовета Замазеевой. Вероятно, мне просто не смогли простить, что я не просто говорила о проблемах, но и показала, что их можно решать – не благодаря власти, а вопреки ей", – говорит Федорова.

По словам экс-главврача, вопрос ее увольнения курировал лично глава фракции партии "Слуга народа" в Верховной Раде Давид Арахамия.

"Выполнение приказа Ляшко курировал Арахамия. Он прилетал в Николаев. И, по слухам, один из вопросов, которые обсуждались с его участием, касался меня. Как только он прилетел, ему доложили, что, мол, ваше задание по Федоровой выполнено. Это при людях было сказано. До этого Ляшко в прессе открыто заявлял, что призывает меня уволить. А "серым кардиналом" моего увольнения, я так понимаю, был Арахамия,", - предполагает Федорова.

Формальным основанием для увольнения Федоровой стали результаты очередной проверки Николаевской инфекционной больницы комиссией МОЗ, которая якобы выявила многочисленные нарушения. Сама Федорова с результатами проверки категорически не согласна.

"Приехало много людей, которые представились проверяющими из МОЗ. Представляться или записываться в журнал они отказались. Разбились на группы и разошлись по больнице. Я пошла с той группой, где был мужчина, назвавшийся главным проверяющим. Мои заместители пошли с другими членами комиссии. Проверяющие просто забегали в отделения и какие-то глупости говорили. Они не брали истории болезни, они не спрашивали документацию. Происходящее я бы назвала модным сейчас словом "хайп". Один из них снимал какие-то видео… Пару часов они вот так походили – и собрались в актовом зале. Журналисты сняли, как одна из представителей комиссии, заявила: у вас тут мало умирает. Так много тяжелых пациентов – а смертей мало, такая основная претензия. Мол, умирало бы больше – все было бы нормально… В таком духе все происходило. Эти кадры облетели интернет", – говорит Федорова.

"Мне предлагали закрывать людям кислород, выписывать их домой, на что я ответила, что я прежде всего врач – и не могу убивать пациентов, чтобы кому-то обеспечить нужную статистику. Когда увидела "выводы" проверки –была шокирована: одни общие фразы. "Некачественно оказывалась медицинская помощь" – почему? Какие критерии оценки, кто и каким образом оценивал? Или, например, фраза "Нам не предоставили приказ по инфекционному контролю" – так его никто не спрашивал даже. Вот такая ерунда происходила", – говорит Федорова.

Не согласны с результатами проверки и сотрудники больницы. Они привели свои аргументы по поводу каждого пункта обвинений в адрес бывшего главврача. Однако так и не были услышаны.

21 декабря Светлану Федорову Николаевский облсовет уволил. Предложение о ее увольнении было внесено с голоса. Накануне же, как уверяет опальный врач, депутатов до глубокой ночи убеждали проголосовать за ее увольнение.

"Мне некоторые депутаты звонили… Их держали до пол первого ночи. Собирали голоса. Кого-то "мотивировали" деньгами. На кого-то надавили, ведь многие наши депутаты занимаются бизнесом… Есть даже видео, снятое одной из депутатов, когда она зашла в комнату, где их всех собрали – и "додавливали", – рассказывает Федорова.

О каких проблемах говорила экс-главврач Николаевской инфекционки

Одной из проблем, которые активно поднимала, в том числе, и в публичной плоскости госпожа Федорова, являлось несоответствие тарифов НСЗУ оказанным медицинским услугам.

"Я говорила о том, что финансирование НСЗУ не покрывает потребности больниц даже на сотую часть. Тарифы просчитаны непонятно как – их ни на что не хватает. Как следствие, узкопрофильные больницы просто банкротятся. Перестают существовать такие больницы как психиатрия, фтизиатрия, дерматовенерология, инфекционки… Это все последствия так называемой медицинской реформы – абсолютно непродуманной. И того, что НСЗУ превратилась, по сути, в карательный орган, который не дает денег больницам. Заявленный принцип "деньги за пациентом" не сработал. Финансирования нет. Поэтому решили идти по пути закрытия стационара. И я начала об этом говорить еще год назад",– говорит Федорова.

Ранее она не единожды заявляла, что уже весной многие больницы, включая и Николаевскую инфекционную, попросту станут банкротами и перестанут существовать.

Кроме того, Федорова публично говорила также о непрофессионализме чиновников Минздрава. И о коррупции в сфере медицинских закупок.

"Еще одна проблема – полная профнепригодность Минздрава. Это не орган здравоохранения. На сегодня это просто орган закупок – причем закупок черных, откатных. Мы, руководители больниц, это ведь все прекрасно видим. Видим, как приказы сверху спускаются. Это, кстати, еще одна причина, почему мы вдруг превратились в "негодяев" – потому что не дали заработать на выделенных на кислородные закупки деньгах. Построенная в министерстве система черных закупок и откатов превратила это ведомство в серийного убийцу. С одной стороны разрушается система здравоохранения, убиваются люди, пациенты. С другой – идет левая закупка абсолютно всего. Нормальный руководитель и менеджер это видит. И не будет молчать, как не молчала я. Потому что я как руководитель не могла себе позволить закупать там, куда ткнуло пальцем министерство, если там цена в разы превышает рыночную! Для понимания: из тех полутора миллионов, которые выделялись на закупку криоцилиндров – в других больницах 450-500 тысяч шло на откат! А я об этом рассказала", – говорит Федорова.

Еще один яркий пример того, как "делают деньги" на медицинских закупках, обнародованный Федоровой, касался приобретения за бюджетные средства медицинских масок. По ее данным, обычные медицинские маски, стоимость которых на рынке колеблется от 90 копеек до гривны, в области под видом респираторов закупили по 10 гривен 66 копеек. Размер "отката" при этом, по подсчетам Федоровой, составил 90%.

Экс-руководитель Николаевской инфекционной больницы уверяет: врачей, по сути, взяли в заложники. Тех, кто отказывается участвовать в схеме, попросту убирают. Те же, кто пытаясь сохранить работу, соглашается участвовать в подобных операциях – загоняют себя в ситуацию, когда они вынуждены выполнять любые прихоти власть имущих. Ведь под документами о закупках стоят их подписи – а значит, и отвечать в случае чего будут они, а не чиновники.

Сейчас, по словам Федоровой, существует негласное распоряжение местных властей, согласно которому руководитель любой больницы, который отважится взять ее на работу, будет уволен. Кроме того, опальный врач заявляет о давлении и угрозах в свой адрес.

"Я боюсь за свою безопасность и жизнь. Мне почти каждый день угрожают физической расправой. Подбегают на улице одновременно с двух сторон, орут угрозы – и убегают. Меня уже пытались избить. За мной уже больше месяца постоянно ездят одни и те же машины с номерами, которые не пробиваются по базе. Моего мужа, работающего на одном из предприятий "Укроборонпрома", вызвали и сказали, что его жена, то есть я, "неправильно себя ведет", предложили писать заявление на увольнение по собственному желанию – в противном случае грозятся уволить по статье, с выговорами и так далее…. Я боюсь за своего ребенка. Сейчас каникулы. Что делать потом – я не знаю. Денег на частную охрану для ребенка у меня нет… Я несколько раз обращалась по этому поводу в прокуратуру и в полицию, писала заявления. Но пока никаких действий не было предпринято", – рассказывает Федорова.

Коллектив больницы выступил на стороне своего бывшего руководителя. Медики выходили на митинг, протестуя против увольнения Федоровой. Обращались к Офису президента с просьбой вмешаться в ситуацию и восстановить справедливость. Реакции ждут до сих пор.

Реакция профессионального сообщества

Ситуация в Николаеве возмутила медицинское сообщество. В частности, в поддержку уволенного главврача высказалась главный инфекционист Украины, доктор медицинских наук, президент Всеукраинской ассоциации инфекционистов Ольга Голубовская.

"То, каким образом пытаются расправиться с Федоровой, которую поддерживает трудовой коллектив, свидетельствует о заангажированности. Мне непонятно, за что ее увольняют. Коллектив ее поддерживает, но это никому не интересно. Ну нельзя же к людям относиться как к скотам!", – возмутилась она.

Голубовская высоко оценила результаты работы Федоровой на посту директора Николаевской инфекционной больницы. Вопреки наводнившим в последний месяц интернет намекам чиновников о том, что это – чуть ли не худшая больница области, глава Ассоциации инфекционистов Украины считает это медучреждение одним из лучших.

"Больница за время, пока Светлана Федоровна ею руководила, изменилась до неузнаваемости. Нашим инфекционкам никогда не хватает денег ни на что, включая ремонты. Эта больница была такой же заброшенной. Федорова же умудрилась ее отстроить, везде сделать ремонты – она нашла спонсоров. Ей вменяют, что она несмотря ни на что умудрялась выплачивать людям зарплату в полном объеме – 300% платила всем сотрудникам, включая технический персонал? Так ведь государство на это деньги выделяло! И не получали эти деньги там, где им на местах не доплачивали! А насчет технических работников – послушайте, люди два года работали на износ! Как им не платить? Или все забыли, как в больницах не было кислорода и главврачи седели за одну ночь, искали по личным каналам, одалживали, на своем горбу везли, потому что даже машины не выделяли?! Как эти же технические работники таскали эти баллоны по всему отделению, как они сутками пропадали в больницах – забыли? И Федорову за это увольняют? За то, что думала о людях? За то, что не участвовала в коррупционных схемах? Видимо, не быть коррупционером – это уже недостаток для руководителя в нашей стране!" – эмоционально прокомментировала ситуацию Голубовская.

Ведущий инфекционист Украины также возмутилась по поводу организации проверки от МОЗ, выводы которой послужили поводом для увольнения Федоровой.

"Почему в комиссию Минздрава по проверке инфекционной больницы не включили ни одного инфекциониста? Все так хорошо разбираются в инфекционной патологии? Нет, не разбираются. Точно так же как мы не разбираемся в нюансах других патологий. Это нормально. Но формировать такую группу на государственном уровне – это о многом говорит. Как и то, что руководить инфекционной больницей назначают не инфекциониста. Я до этого момента о таком не слышала", – возмутилась Голубовская.

Сама же Светлана Федорова намерена через суд добиваться восстановления в должности. Ведь, по словам ее юристов, ее уволили с серьезными нарушениями. Но восстановление через суд потребует времени. Времени, в течение которого коллектив больницы будет подвергаться давлению. Которое, по словам бывшего главврача, уже началось.

OBOZREVATEL призывает президента Зеленского вмешаться в ситуацию – и вернуть ее в рамки правового поля. Где нет места избиениям и давлению людей. Где за привлечение внимания к проблемам, вследствие которых гибнут люди – не угрожают физической расправой. Где глава президентской фракции занимается своими прямыми обязанностями, а не тратит время на увольнение неугодного главврача областной инфекционной больницы.

Мы также требуем проверки всех обвинений, озвученных госпожой Федоровой – и наказания виновных как в беспределе, произошедшем на днях в Николаеве, так и в организации коррупционных схем при медицинских закупках.

Ведь на кону – жизни людей. Защищать которых – ваша прямая обязанность, Владимир Александрович!