Без суда и закона? У семьи онкобольного ребенка отобрали дом: подробности истории

17 минут
45,6 т.
Без суда и закона? У семьи онкобольного ребенка отобрали дом: подробности истории

Почти полгода 9-летний киевлянин Егор Мусийчук провел с мамой Алиной в больницах. У ребенка диагностировали ганглионейробластому. Примерно столько же времени семья Егора не имеет крыши над головой. Дом, который много лет строили родители Егора на столичных Осокорках, у них отобрали после трехмесячной просрочки уплаты процентов по кредиту, который семья в свое время брала на приобретение участка и строительство. Без предупреждений и, как настаивают адвокаты Алины – без оснований – членов семьи просто выбросили на улицу вместе с вещами. При этом часть имущества, а также денег и золотых украшений, семья не может найти до сих пор.

Детали резонансной истории узнавал OBOZREVATEL.

В уютный садовый кооператив "Солнечный" на берегу озера Мартишев на Осокорках мы приехали по приглашению Алины Пономаревой. Здесь расположен дом ее семьи, который она с мужем достраивает с 2011 года. Впрочем, с конца марта 2021 года ни сама Алина, ни ее муж или дети не были в собственном доме: отсюда их без предупреждения буквально выбросили кредиторы.

Видео дня
9-летний Егор полгода провел в больнице и прошел 8 курсов химиотерапии. В это время его дом отобрали кредиторы

Алина объясняет: мечту о собственном доме для своей немалой семьи (у женщины, кроме 9-летнего Егорчика – еще двое взрослых сыновей) они с мужем Игорем начали воплощать в жизнь в 2011 году. Собственных средств на приобретение и дальнейший капитальный ремонт недвижимости на Осокорках у семьи не хватало, поэтому Алина заняла 20 тысяч долларов по договору ипотеки в одной из финансовых компаний. Признается: тогда ее подкупило, что, в отличие от банков, эта организация требовала минимальный пакет документов, средства выдавала буквально на следующий день, и процентную ставку предлагала ниже, чем банковские учреждения.

Свой дом семья с любовью обустраивала почти 10 лет
На покупку участка и дома Алина в свое время взяла кредит в финансовой компании

Получив средства, семья приобрела дом мечты и начала его обустраивать. Алина из года в год исправно вносила платежи по договору. Благо, муж Алины работал, да и сама она в свое время открыла салон красоты на Печерске (женщина по специальности – парикмахер). К старому дому супруги сделали просторную пристройку. Планировалось, что впоследствии Алина устроит здесь собственную парикмахерскую. Или в новой половине дома поселится старший сын с женой.

А потом в семью пришла беда. Младший ребенок, Егор, тяжело заболел. Врачи долго не могли установить причину стремительного ухудшения самочувствия мальчика. Малыш проходил одно обследование за другим. И Алина проводила с сыном в больничных стенах гораздо больше времени, чем в своей парикмахерской. Поэтому в конце концов собственный бизнес ей пришлось закрыть – чтобы посвятить все свое время спасению сына.

В таких условиях Алине стало значительно труднее выплачивать кредит. После нескольких перепродаж ее долга, каждый из которых увеличивал сумму задолженности, ежемесячные выплаты достигли тысячи долларов. Пока имела собственное дело, Алина могла и платить проценты, и продолжать ремонт в доме. Когда же осталась без источника дохода с больным сыном на руках – такие платежи в конце концов стали для женщины неподъемными.

И когда на горизонте появилась еще одна финансовая компания, которая собралась перекупить кредит и обещала снизить проценты по нему – женщина вынуждена была согласиться.

"Когда они (предыдущий и следующий заимодавцы. – Ред.) заключали соглашение – я вообще не присутствовала. И если раньше в договорах везде указывалось, что я получила средства под залог дома, то в этом последнем договоре о доме не было ни слова. Он был написан так, будто я просто взяла деньги. Хотя никаких денег я в руках даже не держала... Я тогда подписала, потому что боялась потерять дом. Когда же вчиталась в текст – просила переписать соглашение нормально, вписать туда дом. Но получала отказ", – говорит Алина.

В начале 2021-го 9-летнему Егорчику резко стало хуже. У ребенка отекла половина тела. Пока медики продолжали искать причину – ребенку раз за разом откачивали жидкость из легких. Несколько недель он провел с банками под руками, куда через трубки выводилась лишняя жидкость.

А дальше родители услышали страшный диагноз: ганглионейробластома, опухоль в груди с распространением в брюшную полость.

Именно в это время женщина и допустила возникновение трехмесячной задолженности по кредиту, которая вместе с пеней за просрочку платежей в конце концов выросла до почти 10 тысяч долларов.

"Знакомые хотели мне помочь. Находили других инвесторов, которые ездили и пытались выкупить наш долг. Обещали дать мне отсрочку в несколько месяцев, чтобы я и ребенка подлечила, и вторую половину дома мы доделали (там уже все было сделано под чистовую отделку). Нам был предложен вариант, что в одной половине мы живем, а вторую сдаем – и с тех денег выплачиваем долг. Но все эти попытки оказались безрезультатными. Они всем отказывали. Видимо, уже тогда решили отобрать у меня дом. Как я не просила, не умоляла – меня никто не слушал", – говорит Алина.

21 марта 2021 года Алину с сыном госпитализировали. А уже через три дня, 24 марта, вечером в их дом, где на тот момент находился только средний сын Алины Дмитрий, пришли неизвестные.

"Я собирался выгуливать собаку, когда в дом зашел мужчина. А за ним – еще четверо или пятеро парней. Этот человек заявил, что является представителем законного владельца дома. Я был в шоке: о кредите родителей просто не знал. Эти люди заявили, что прямо сейчас, в 11 ночи, будут нас выселять. Начали даже выносить вещи из дома", – вспоминает средний сын, Дмитрий Буряк.

По словам Дмитрия, когда он спросил у незваных гостей, о каком долге идет речь – ему озвучили сумму в 90 тысяч долларов.

Не понимая, что происходит, Дмитрий позвонил матери. Она рассказывает: чуть ли не до 3 часов ночи из больницы по телефону уговаривала кредитодателей подождать хотя бы до следующего дня. В конце концов, казалось, была достигнута договоренность: представители "нового владельца" выдвинули Алине ультиматум – до 12:00 на следующий день привезти хотя бы тысячу долларов.

Остаток ночи и утро женщина провела в поисках денег. И нашла необходимую сумму. Однако из-за процедур у Егорчика не успела к условленному часу.

"Вырваться и отвезти средства до 12:00 у меня не получалось. Я сказала, что привезу их вечером. Или просила, чтобы кто-то от них приехал в больницу и я бы отдала деньги. Они сказали: "Переговоры закончены. Дом наш". И начали сами выселять. Никаких предупреждений о том, что нас так просто выбросят на улицу – не было. Просто сгребали вещи, запихивали их в мешки – и вывозили неизвестно куда", – рассказывает Алина.

Средний сын Дмитрий и старший Саша пытались остановить беспредел. Дело чуть не дошло до драки. Мужчины рассказывают: никаких документов у пришельцев с собой не было.

Дмитрий Буряк, средний сын Алины

"Мужчина, назвавшийся представителем "нового владельца" (сказал, что зовут его Павел) размахивал бумажкой – вроде бы выпиской из реестра о праве собственности на наш дом за другим человеком. Тыкал эту бумажку брату прямо в лицо: вот, мол, смотри, что написано. Угрожал. Когда я увидел, что дело идет к драке – вмешался. Тогда этот Павел сказал: все, вызываем полицию. Они куда-то поехали, привезли с собой полицейских. И те сразу стали на их сторону. Никаких ни документов не требовали, ничего. Начали нам с Сашей сразу говорить что-то типа: ребята, вы здесь никто, забирайте вещи и освобождайте дом", – рассказывает Дмитрий. И признается: до сих пор сожалеет, что тогда ни он, ни брат не сообразили тоже вызвать полицию.

Алина на момент прихода незнакомцев уже несколько суток находилась с Егорчиком в больнице

Вывезенные вещи – преимущественно одежду и школьные учебники Егорчика – семья потом нашла на одном из складских помещений в районе станции метро "Лесная". За аренду склада, кстати, они до сих пор платят сами. Впоследствии выяснилось: вывезли "новые владельцы" на тот склад не все. Алина не досчиталась части документов, в неизвестном направлении исчезли несколько планшетов и ноутбуков, ее золотые украшения, включая обручальные кольца. А еще – значительная сумма денег, принадлежавших маме Алины.

Дмитрий и Егор

"Мама привезла 10 тысяч евро на лечение Егорчика. Сразу нам не сказала, выяснилось, деньги лежали в ее сумке среди вещей на втором этаже. Эти деньги исчезли – вместе с золотом", – говорит Алина.

Практически не осталось у семьи и мебели. Часть новые "хозяева" выбросили на улицу, где она несколько месяцев мокла под дождем. Часть, в частности, несколько диванов, а также бытовую технику – похоже, использовали для собственных нужд рабочие, которые хозяйничали в доме после того, как хозяев из него выбросили – сейчас эта мебель в таком состоянии, что пользоваться ею вряд ли возможно.

С конца марта и до середины сентября Алина с Егорчиком провели в больнице. Ее муж попросился пожить к брату. Средний сын, который жил вместе с супругами – жил у товарищей. За это время адвокаты, к которым вынуждена была обратиться семья, добились открытия уголовного производства по факту захвата здания, в котором Алина проходит как потерпевшая.

И выяснили удивительные вещи.

"Мы зашли в реестр прав на недвижимое имущество – и с удивлением увидели, что там зарегистрировано по одному адресу, на одном земельном участке, сразу два дома. Один, тот, что Алина Анатольевна покупала еще в 2011 году, площадью 113 квадратных метров. Но есть еще и другой, площадью в 268 квадратов, который в 2020 году был приобретен неизвестным нам физическим лицом по договору купли-продажи. В Департаменте градостроительства КГГА нам сообщили, что такой дом в эксплуатацию не вводился, они о нем ничего не знают. Откуда он взялся – непонятно. На участке же есть всего одно здание", – рассказывает адвокат Пономаревой Алла Бобрович.

Дальше – больше: в ходе изучения реестров юристы заметили странные противоречия.

"Когда мы начали разбираться дальше – оказалось, что этот договор купли-продажи был заключен на основании технического паспорта на дом, который был изготовлен позже, чем заключен именно этот договор. Это в реестре четко видно. На это же лицо зарегистрирован и земельный участок под домом. Кадастровый номер совпадает. Вот только вместо 400 квадратных метров земли, принадлежавших Алине Анатольевне и соответствующих фактическому размеру участка, там указано 4000 квадратных метров", – говорит Бобрович.

За считанные дни после выселения Алины и ее семьи, на нескольких интернет-платформах появились объявления о продаже этого дома. Авторы объявления просили за здание с частичным ремонтом около 2,5 миллионов гривен.

Впервые объявление о продаже дома Алины было опубликовано 12 апреля – через две недели после того, как семья женщины оказалась на улице
За дом "с частичным ремонтом" авторы объявления выставили цену в почти 2,5 миллиона гривен
Сейчас это объявление недоступно

За месяц цену несколько снизили.

Уже в мае цена дома "упала" на более 100 тысяч гривен

Авторы объявления расписывали преимущества жилья и его расположения. И даже придумали "газовое отопление", которого в доме не было и в помине – отопление там было печное.

Фото дома из объявления о продаже: так он выглядел до последующего "ремонта"
Фото дома из объявления о продаже: так он выглядел до последующего "ремонта"
Фото дома из объявления о продаже: так он выглядел до последующего "ремонта"

Однако что-то пошло не так – и от идеи продажи целого дома "новые владельцы", похоже, отказались. Вместо этого поделили небольшой двор на три части. Да и в самом доме взялись за капитальное перепланирование: прорубили дополнительные входы, били дыры в перекрытиях между этажами для установки дополнительных лестниц, закладывали существующие дверные проемы, чтобы обустроить три изолированные друг от друга части дома...

В доме появилось несколько дополнительных лестниц
Для "перепланировки" неизвестные использовали двери и окна, которые семья покупала для себя и не успела установить
Существующие дверные проемы заложены пеноблоками
Алина шокирована тем, что сделали с ее домом

Вместо уже зашпаклеванных стен, готовых под покраску или обои, здесь сейчас – грубая кладка из пеноблоков. Тех, которые покупал муж Алины и которые хранились в подвале дома.

"Ремонт" неизвестные так и не закончили
Межэтажные перекрытия во многих местах нарушены
Вместо гипсокартона и шпатлевки здесь теперь – как попало выложенные стены
Не сумев продать дом целиком, неизвестные взялись делить его на три части
Работы выполнялись специфически
Что делать с "отремонтированным" домом, как в нем жить и безопасно ли там вообще находиться, ни Алина, ни члены ее семьи не имеют никакого представления

Просчитывал ли кто-то, насколько повлияет такая перепланировка на саму конструкцию и безопасно ли будет находиться в этом здании вообще – пока неизвестно.

"Департамент подтвердил, что никаких деклараций по перестройке этого дома им не передавалось, в связи с чем предстоит проверка", – констатирует адвокат Павел Бурнашев из адвокатского объединения, занимающегося делом Алины.

Адвокаты Алины Пономаревой уверены: то, что произошло с этой семьей – противозаконно. Выселять их могли только через суд.

"Эти люди должны были бы обратиться в суд. Признать за собой право собственности или представить документы, они являются законными владельцами и их права нарушаются. Но они вместо того, чтобы обратиться в суд и получить или решение о выселении, или об устранении препятствий в пользовании – выселили эту семью фактически безосновательно. Там же не было ни судебных исполнителей, никого. Приехали вроде бы представители собственников – без документов, без ничего – выбросили вещи, сменили замки – и все", – рассказывает Бобрович.

Ведется расследование обстоятельств, при которых у семьи отобрали дом. Попытки адвокатов самостоятельно достучаться до нотариусов, причастных к "смене собственника" дома, провалились – те, с кем удалось выйти на связь, ссылаются на "нотариальную тайну" и отказываются общаться с адвокатами потерпевшей.

Заселение Алины назад в отобранный дом проходило в присутствии председателя СТ "Солнечный". О заселении адвокатом был составлен соответствующий акт
Алина переступила порог родного дома впервые за много месяцев

"Эти люди ("новые владельцы". – Ред.), возможно, обратились к регистратору. Это, скорее всего, какой-то нотариус. Не исключаю, что они предоставили ему полную информацию об этих событиях. То есть нотариус был осведомлен о такой ситуации и тем не менее – провел регистрационное действие. Либо же он просто руководствовался теми документами, которые ему предоставили: некий поддельный, быть может, технический паспорт якобы с отметкой о введении дома в эксплуатацию, поддельный договор о купле-продаже или может какой-то еще документ фигурировал", – предполагает Бурнашев.

Поэтому устанавливать, кто, как и на каких основаниях лишил семью жилья, будет следствие. Адвокаты пока только осторожно предполагают: право собственности на имущество Алины оформлено на подставных лиц. А за сделкой может стоять юридическое лицо – одна из финансовых компаний, которая специализируется на предоставлении займов гражданам.

А пока, поскольку выселять Алину с семьей так, как это было сделано, никто не имел права – в сопровождении адвоката Бурнашева и Цезаря Апакина, председателя садового общества "Солнечный", в котором расположен дом, она заселилась обратно в свой дом. В этот день женщина впервые переступила порог своего дома с того момента, как уехала отсюда вместе с младшим сыном в Институт рака. Увиденное вызвало у нее шок.

"Я не знаю, что с этим делать... Мы столько лет тяжело работали, чтобы обустроить этот дом... Больно видеть, что с ним сделали... Я просто не знаю, как здесь сейчас жить", – глотая слезы, говорит Алина.

Из-за "перепланировки" были нарушены перекрытия между этажами: неизвестные прорезали дырки и сооружали дополнительные лестницы
Часть мебели семьи Алины месяцами стояла под открытым небом, часть – оставалась в доме
Видимо, ремонтники перебили провода электроснабжения: практически во всем доме нет электричества
Большинство старых дверных проемов "реконструкторы" заложили пеноблоками или кирпичем
Блоки для "перепланировки" они без лишней скромности взяли в подвале дома: хозяин хранил их там для завершения строительства
Алина с сыновьями Егором и Дмитрием не узнают своего дома
Дверь в комнату Егорчика неизвестные замуровали
О том, что малыш жил здесь чуть ли не с рождения, напоминают разве что фрагменты его рисунков на одной из стен...
...и плакат с пожеланиями скорейшего выздоровления от одноклассников, скучающих по Егорчику, который много месяцев не ходит в школу и лечится от рака
Сведений о том, что перепланировка не повредила несущим конструкциям здания – до сих пор нет: это будет устанавливать комиссия от КГГА
Последствия "ремонта"

По словам соседей Алины по садовому кооперативу, работа в ее доме за время отсутствия хозяев кипела чуть ли не круглосуточно. А около двух недель назад – там вдруг воцарилась тишина. Когда Алина вместе с адвокатом приехала вселяться назад – в здании никого не было. О незваных гостях напоминал бардак, испорченная мебель, техника и изуродованные стены, две сумки с мужскими вещами и полусгнившая тушка курицы в отключенном холодильнике, принадлежащем семье Алины.

Так выглядела кухня в одной половине дома на фото в объявлении о его продаже
Здесь строители, которые занимались "перепланировкой" дома, устроили себе бытовое помещение
Несмотря на то, что в доме на момент возвращения Алины никого не было – строители оставили здесь свои вещи...
...а также объедки и бутылки из-под алкоголя
Незваные "гости" пользовались не только мебелью, но и бытовой техникой и строительными инструментами хозяев

За считанные дни Алина с Егором должны вылетать в Израиль, где ребенка ждут на лечение: в Украине ему помочь не смогли.

Вылечить младшего сына для женщины сейчас – цель номер один. Хотя и от мысли о старших сыновьях и муже, которые вынуждены будут держать оборону в изувеченном доме – ей очень тревожно.

Историю борьбы Алины за жизнь младшего сына читайте здесь.