Асеев – о плене в "Изоляции": это концлагерь, классический 1937 год

Журналист Станислав Асеев

Украинский журналист Станислав Асеев, который пережил плен у террористов "ДНР", рассказал, что тюрьма "Изоляция" – это абсолютный аналог концлагеря образца 30-х годов ХХ века.

Воспоминаниями о более чем двух годах издевательств со стороны российских оккупантов он поделился в интервью "Украинской правде". Асеев отметил, что в упомянутом месте на людей оказывали даже большее моральное и физическое давление, чем в сталинские времена.

"Специфика "Изоляции" в том, что это не официальная тюрьма, а именно концлагерь. И это не просто медийное название. Это слово, которое наиболее точно передает все, что там происходит", – вспоминает журналист.

Видео дня

По его словам, в плане бытовых условий там было несколько лучше, чем в СИЗО и подвале на улице Шевченко в Донецке. В частности, в камерах, которые боевики обустроили прямо в административных помещениях бывшего завода, даже сохранилась мебель, пластиковые окна и кондиционеры. Однако в остальных нюансах место содержания заложников ничем не отличалось от пыточной.

"Если сравнивать то, что там происходит с людьми, это классический 1937 год. Я, конечно, не могу судить, как было тогда, но в "Изоляции" нет никаких границ. Ведь даже в 30-х годах в СССР, если "политического" осудили, его уже хотя бы не трогали. В "Изоляции" вы будете терпеть ежедневные, круглосуточные издевательства. Меня туда перевели через два месяца после вынесенного так называемого приговора, и я это почувствовал все на себе", – рассказал Асеев.

Как сообщал OBOZREVATEL: