Від "розіп'ятих хлопчиків" до ядерної війни: кремлівська пропаганда різко змінилася

4 хвилини
46,6 т.
Від 'розіп'ятих хлопчиків' до ядерної війни: кремлівська пропаганда різко змінилася

Здавалося б, впродовж останніх восьмироків важко когось здивувати агресивністю російської пропаганди. У попередні роки ми неодноразово чули і обіцянки перетворити Америку на "радіоактивний попіл", і заклики "звільнити Донбас" та знищити Україну як державу, оскільки вона "не розвалиться сама". Проте пропагандистське обґрунтування цієї агресивності різко змінилося буквально за останні тижні, – пише Ксенія Кириллова для dsnews.ua.

Справді, у попередні роки кремлівські ЗМІ розробили незліченну кількість міфів про "українських фашистів, що нищать народ Донбасу", "геноцид російськомовних", "розіп'ятих хлопчиків" тощо. При цьому пропагандисти парадоксальним чином намагалися поєднувати свої агресивні заклики з образом "миролюбної" Росії, яка нібито не втручається у "громадянську війну в Україні", а лише зі співчуттям спостерігає за "стражданнями росіян на Донбасі". Власне, на цій концепції базувалися численні голосіння на тему того, що настав час вже "перестати терпіти" і "забрати Донбас додому".

Відео дня

Далі текст мовою оригіналу

Конечно, этот нарратив не исчез совсем и в наши дни, однако соотношение "агрессивного" и "оправдывающего" контента существенно изменилось. Мифы 2014 года были оттеснены на обочину информационного пространства, а им на смену пришла уже ничем не прикрытая, "чистая" пропаганда агрессии – не только против Украины, но и против всего мира. Идеолог российской внешней политики Александр Дугин открыто требует от Кремля захватить всю Левобережную Украину, дойти до стран Балтии и предложить им выбор: нейтрализация или война. Остальные страны постсоветского пространства Дугин предлагает насильно включить в "Евразийский союз".

Российские телеканалы детально обсуждают детали возможного захвата Украины, называя его то "военно-политической", то "военно-полицейской" операцией, а беглые украинские политики, сидя в Москве, не стесняясь, цитируют эти сценарии. Алексей Журавлев – первый заместитель председателя комитета Госдумы по обороне – захлебываясь, надрывно кричит в эфире центрального телеканала о том, как Россия уничтожит западные страны, постоянно перемежая свою речь нецензурной бранью.

"Там [на Кубе и в Венесуэле] будут, сволочи, наши ракеты! И ядерные ракеты будут, и не только там. Пиндосы пускай боятся!.. И эти шавки, которые в Прибалтике вякают… мы им дадим защиту, но она им не понравится… Десять, сто тысяч пиндосов, побегут, заразы, цепляясь за шасси самолетов! Они дебилы, они не понимают, что происходит. Мы говорим: все, завтра вам хана!.. Вы будете уничтожены, полностью – и Европа, и Америка… Мы вас уничтожим сразу! Вас просто не будет существовать", – беснуется Журавлев.

При этом обоснование этого безумия чаще всего либо отсутствует в принципе, либо предельно расплывчато. Война, по словам ее пропагандистов, единственный способ "укрепить суверенитет России", "стать субъектом геополитики", то есть нечто абсолютно необходимое и неизбежное.

Кремлевская пропаганда уже не вдается в детали и не утруждает себя придумыванием объяснений, она в большинстве своем категорично постулирует культ войны, укрепляя его многочисленными эпитетами вроде "сейчас или никогда", "это единственный выход", "пришло время перейти в наступление" и т.д.

На этом фоне даже попытки использовать прежний шаблон, согласно которому вероломный Запад на ровном месте абсолютно безосновательно обвиняет "миролюбивую" Россию в агрессии, вызывают недоумение даже у преданной аудитории российского ТВ. Заявления главы Россотрудничества Евгения Примакова о том, что независимо от действий России "нас все равно обвинят" и "на нас будут давить", и пассажи вроде: "Вся эта история с "нападением на Украину" изначально смоделирована… чтобы мы каждым своим оправданием работали на поддержание этого бреда" противоречит словам его же собственных соратников, активно обсуждающим это самое нападение.

Впрочем, в российском медиапространстве встречаются и еще более вопиющие противоречия. К примеру, один из российских "аналитиков" (к слову, бывший шпион) в эфире от 12 января заявил, что "американцам было бы идеально, чтобы Россия ввязалась в войну с Украиной".

"Они спят и видят, чтобы мы залезли куда-то всеми своими ресурсами и потом занимались этой головной болью", – уверяет он.

На этом фоне особенно трогательно, что буквально через 5 дней тот же персонаж заявлял диаметрально противоположные вещи. В частности, отставной разведчик пространно рассуждал, что американцам вообще и Байдену в частности сейчас крайне невыгодна война в Европе, и он будет всеми силами избегать этой войны и пытаться договариваться с Россией; однако Москве, вопреки всему, следует "перейти в наступление" на внешнем и внутреннем фронтах.

Тот факт, что бывший шпион умеет без зазрения совести произносить взаимоисключающие вещи с интервалом в несколько дней сам по себе неудивителен – в силу, скажем так, специфической профессии его научили врать задолго до появления на российских экранах. Однако удивляет тот факт, что именно шпиону больше, чем кому-либо, нужно помнить, что именно он лгал ранее, чтобы не допускать столь очевидных провалов.

Первой возможной причиной подобной "ошибки резидента" может быть банальная продажность и общая для всех пропагандистов установка, что деньги не пахнут. Однако возможно и другое объяснение – то самое изменение пропагандистской парадигмы, когда история об "агрессивном Западе и мирной России" уже неактуальна. Конечно, она все еще сохраняется в повестке, но явно отходит на второй план. Похоже и на то, условная "партия мира" поняла: достучаться до собственных властей и под любым, даже самым причудливым предлогом убеждать их не начинать войну бесполезно. А значит, необходимо срочно подхватывать общую агрессивную риторику, всеми силами доказывая лояльность Кремлю и отсутствие "пораженческих настроений".

Итак, современная пропаганда не стремится оправдать или завуалировать войну, прикрывшись за "ихтамнетами" и апеллируя к "шахтерам и трактористам". Ее цель – всеми силами продвигать войну, вбивать населению в голову мысль о ее абсолютной, экзистенциальной необходимости, не вдаваясь в бесполезные объяснения. Наверное, именно так в конце 30-х годов прошлого века миф о "защите немецкого населения" перерос в оправдание захватнической мировой войны – в ничем не прикрытую логику мирового господства, дистиллированную агрессию. Теперь у нас появилась возможность воочию наблюдать этот страшный процесс.

disclaimer_icon
Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...