Тортури в прямому ефірі

Тортури в прямому ефірі

"Інтерв'ю" Протасевича – а це тортури в прямому ефірі – викликало у нормальних людей таке потрясіння, що емоції заважають робити хоч якісь раціональні висновки. Тим не менше, спробуємо.

1. У ХХI столітті в Європі – не на Африці, в Європі! – можливо те, що здавалося вже неможливим. А значить, можливий і новий Освенцим, і нова війна. Людська природа не змінилася, жадібність, боягузтво і злість диктаторів сьогодні анітрохи не менші, ніж сто і двісті років тому, а захисна плівка законів і угод не витримує ні жорстокості тирана, як у випадку з Протасевичем, ні прагнення до захоплення чужих територій, як в випадку з Кримом. Не розслабляйтеся!

Відео дня

Далі текст мовою оригіналу.

2. Жестокость правителей, одновременно, и рациональна, и иррациональна. С одной стороны, Протасевича, как и наших арестованных, используют как сигнал обществу – знайте, что мы пойдем на все, не вставайте у нас на пути. С другой — жестокость явно доставляет правителям удовольствие – они садисты. Это и у нас. Пивоварова можно было задержать на паспортном контроле, но они дали ему сесть в самолет, дождались объявления о взлете, чтобы человек успокоился, поверил, что пронесло, а уж тогда взяли! Они, вообще, здоровы?

3. Лукашенко и его сообщники уверены, что им не придется отвечать перед судом. Они убеждены, что Европа все забудет, что, как всегда, победит "реальная политика". Надо бы "смутить веселость их" — они должны бояться, страх будет их хоть немного сдерживать. Даже такие символические шаги, как объявление Лукашенко в розыск на территории ЕС, имели бы позитивный эффект. А мы можем послать Александру Григорьевичу фотоальбом с изображениями подсудимых Нюрнберга после исполнения приговора, с последними фотографиями Каддафи, Чаушеску и Саддама Хуссейна – пусть ждет! Для органов: это не призыв к расправе – минских начальников надо судить цивилизованным судом, которого были лишены их оппоненты.

4. Надо не забыть не только палачей и исполнителей, и тех, кто отдавал им приказы. Надо не забыть и пропагандистов, которые публично одобряли пытку или делали вид, что это обычное интервью. Имею в виду и российских тоже. А главное, мы, граждане России, обязаны помнить, что Лукашенко и недели бы не протянул без финансовой и политической поддержки, которую Путин оказывает ему от нашего имени. Зарплата палачам Романа платится из наших с вами денег!

5. Пока Лукашенко у власти, Романа не отпустят. Как и Навального – пока у власти Путин. Но и убивать его Лукашенко, по-моему, невыгодно. А если не убьют, он выйдет – он моложе бывшего президента Беларуси. Так вот, главное, чего стоит ему желать – это не сойти с ума. И понять, что чтобы он ни сказал, какие бы сведения ни выдал чекистам, в том нет его вины – человек не может выдержать пыток. Вся вина – на палачах, а не на нем. И только последний дурак (или герой, сам прошедший через этот ад) может обвинять Романа в том, что он, мол, сдался, сломался и, вообще, вел себя не так, как выдуманные герои советского эпоса.

Ну почему былью становятся лишь страшные сказки?

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

Джерело:echo.msk.ru